-

Быстрый переход по страницам блога Эльдис:

 -Поиск по дневнику

Поиск сообщений в Эльдис

 -Рубрики

 -Статистика

Статистика LiveInternet.ru: показано количество хитов и посетителей
Создан: 07.04.2007
Записей: 6216
Комментариев: 104555
Написано: 171694


Ерко.3.

Понедельник, 10 Декабря 2007 г. 21:57 + в цитатник
Это цитата сообщения karlush [Прочитать целиком + В свой цитатник или сообщество!]

3. Владислав Эрко. Сказки туманного Альбиона

К сожалению, не все иллюстрации, но обязуюсь дополнить.


Похоже, что Вы чаще недовольны, чем довольны своей работой…
- На самом деле я чаще всего подло, предательски пытаюсь получить удовольствие от работы, а потом уж думать, хорошо или плохо то, что получилось. Часто бывает так, что я запоем, с огромным удовольствием делаю какую-то абсолютно никчемную и жалкую, как потом оказывается, работу. А бывает, что я, скрепя сердце, с тяжелой душой, корплю над чем-то, что оказывается потом вроде бы и ничего. И нет в этом ни системы, ни логики…
 (448x500, 106Kb)

Нажмите, чтобы увидеть картинки
Рубрики:  иллюстрации, куклы, прикладное искусство

Метки:  

Ерко.2.

Понедельник, 10 Декабря 2007 г. 21:54 + в цитатник
Это цитата сообщения karlush [Прочитать целиком + В свой цитатник или сообщество!]

2. Владислав Эрко. 100 сказок.

Для Владислава Ерко самое комфортное место в мире - его рабочий стол, а самое главное в работе - процесс создания иллюстраций. Он добросовестный трудоголик. Его кресло и его компьютер, которым он год назад заменил мольберт, становятся для него миром, в пределы которого ничто не может вторгнуться во время работы. Издательства ему в этом не мешают и свою волю не навязывают, ибо знают: для Ерко в работе свобода необходима.
 (699x455, 101Kb)

Нажмите, чтобы увидеть картинки
Рубрики:  иллюстрации, куклы, прикладное искусство

Метки:  

Понравилось: 1 пользователю

Ерко

Понедельник, 10 Декабря 2007 г. 19:34 + в цитатник
Это цитата сообщения karlush [Прочитать целиком + В свой цитатник или сообщество!]

Иллюстратор Владислав Ерко. Снежная королева.

В книжном магазине два года назад увидела полное собрание его репродукций в большом альбоме-папке, но ста долларов в кармане не оказалось.... А потом не оказалось этого альбома, все как всегда... Сейчас появилась возможность собрать понемногу такую коллекцию. Начнем с нашумевшей "Снежной королевы"



"Всегда ищу новые пути и дороги"

– Когда рисую детскую иллюстрацию, – говорит Владислав, – вспоминаю себя маленького. И если понимаю, что такая картинка мне была бы интересна в три года, то считаю работу удачной.
 (345x500, 58Kb)

замечательные иллюстрации
Рубрики:  иллюстрации, куклы, прикладное искусство

Метки:  

Понравилось: 1 пользователю

Катулл.

Понедельник, 10 Декабря 2007 г. 11:21 + в цитатник

Гай Валерий Катулл.

Родился в Вероне, в последний век существования Великий Римской республики (Iв. Д.н.э.) Современник Цицерона.

Считается одним из талантливейших лириков мира.

Выкладываю группу стихов, которые или можно вообще не читать, или читать от начала до конца в строгом порядке. Решившие читать – держитесь крепче, там трясёт на поворотах.

 

Можно назвать серию этих стихов Любовь Катулла. (я сократила эту серию стихов)

 

1. Кажется мне тот богоравный или –

   Коль сказать не грех – божества счастливей,

   Кто сидит с тобой, постоянно может

   Видеть и слышать

 

   Сладостный твой смех; у меня, бедняги,

   Лесбия, он все отнимает чувства:

   Вижу лишь тебя – пропадает сразу

   Голос мой звонкий.

 

   Тотчас мой язык цепенеет; пламя

   Пробегает вдруг в ослабевших чреслах,

   Звон стоит в ушах, покрывает очи

   Мрак непроглядный.

 

   От безделья ты, мой Катулл, страдаешь,

   От безделья ты необуздан слишком.

   От безделья царств и царей счастливых

   Много погибло.

 

2. «Квинтия – безукоризненна!» Я ж её вижу высокой,

    Статной и белой. О, да: это и я признаю.

    Но никогда не признаю красавицей: нет обаянья,

   Очарования нет в теле дебелом таком.

   Лесбия – вот кто волшебница! Прелести все сочетая,

   Не у Венеры ли ты тайну свою заняла?

 

3. Лесбия вечно при муже поносит меня и ругает.

    Это его, дурака, радует чуть не до слёз.

    Ах ты безмозглый осёл! Да ведь если б меня позабыла,

   Знаю: молчала б она. Если ж бранится весь день –

   Значит, не может забыть. Не под силу ей стать равнодушной:

   Лесбия гнева полна – Лесбия любит меня.

 

4. Милая мне говорит: лишь твоею хочу быть женою,

   Даже Юпитер желать стал бы напрасно меня.

   Да, говорит. Но слова, которые шепчут подруги,

   Можно на ветре писать да на бегущей воде.

 

5. Даром я, Руф ненавистный, считал тебя братом и другом.

   Даром ли просто? Увы! Дорого я заплатил.

   Словно грабитель подполз ты и сердце безжалостно выжег,

   Отнял подругу мою – всё, что я в жизни имел.

   Отнял! О горькое горе! О злая, проклятая язва!

   Подлый предатель и вор! Ты – нашей дружбы чума.

   Плачу сегодня о том, что чистые губы чистейшей

   Девушки пакостный твой гнусно сквернит поцелуй.

   Но не уйдёшь от возмездия! Потомству ты станешь известен!

   Злая старуха-молва славно распишет тебя!

 

6. Все сюда, мои ямбы, поспешите!

    Все сюда! Соберитесь отовсюду!

    Девка подлая смеет нас дурачить

    И не хочет стихов моих тетрадки

    Возвратить. Это слышите вы, ямбы?

    Побегите за ней и отнимите!

    Как узнать её, спросите? – По смеху

    Балаганному, по улыбке сучьей,

    По бесстыдной, разнузданной походке.

    Окружите её, кричите в уши:

    «Эй, распутница! Возврати тетрадки!

    Возврати нам, распутница, тетрадки!»

    Что? Не слушает? Мерзкая подстилка!

    Порожденье подлейшего разврата!

    Слишком мало ей этого, наверно!

    Если краски стыдливого румянца

    На собачьей не выдавите морде,

    Закричите ещё раз, втрое громче:

    «Эй, распутница, возврати тетрадки!

    Возврати нам, распутница, тетрадки!»

    Всё напрасно! Ни чем её не тронуть!

    Изменить ей придётся обещанье,

    Испытайте, не лучше ль будет этак:

    «Дева чистая, возврати тетрадки!».

 

7. Да! Ненавижу и всё же люблю. Как возможно, ты спросишь?

    Не объясню я. Но так чувствую, смертно томясь.

 

8. Как, неужели ты веришь, чтоб мог я позорящим словом

    Ту оскорбить, что мелей жизни и глаз для меня?

    Нет, не могу! Если б мог, не любил так проклято и страшно.

    Вам же с Таппоном всегда чудится всякая блажь!

 

  1. Если желанья людей сбываются сверх ожиданья,

Счастья негаданный день благословляет душа.

Благословен же будь, день золотой, драгоценный, чудесный,

Лесбии милой моей мне возвративший любовь!

Лесбия снова со мной! Блаженства не ждал я такого!

О, как сверкает опять великолепная жизнь!

Кто из живущих счастливей меня? И чего ещё мог бы

Я пожелать на земле? Сердце полно до краёв!

 

  1. Хлам зловонный, Волюзия анналы!... – здесь не продолжаю, ясно, что снова Лесбия его дурачит.

 

  1. Некогда ты говорила, что предана только Катуллу.

      Лесбия, и что тебе даже Юпитер не мил.

      Я же тянулся к тебе не обидною похотью черни:

      Нет! Словно дочку отец – вот как любил я тебя.

      Ныне ж, увы, я прозрел. И хоть страсть моя жарче пылает,

      Всё же в сознанье моём стала ничтожною ты.

      Спросишь меня: почему? Потому что обманутым сердцем

      Можно сильнее хотеть, но невозможно любить.

 

  1. Ты обещаешь, о жизнь моя, сделать любовь бесконечной,

      Нерасторжимой вовек, полной волнующих тайн.

            Боги великие! Дайте ей силу сдержать обещанье:

            Пусть эта клятва звучит искренней клятвой души,

            Сделайте так, чтобы мы навеки, до самой могилы

            Дружбы священный союз свято могли сохранить.

 

  1. Целий! Лесбия, Лесбия (ты слышишь,

Чуешь?), Лесбия, та, что самой жизни,

Близких всех для меня была дороже, -

В переулках теперь и в подворотнях

Эта Лесбия тешит внуков Рема!

 

  1. Ужель страшилищем ливийских скал, львицей,

Иль Сциллы-чудища утробою мерзкой

С таким ты злым и чёрствым рождена сердцем?

В тоске последней, смертной, я тебе крикнул,

Ответом, о жестокая, мне был смех твой!

 

  1. Фурий ласковый и Аврелий верный!

Вы – друзья Катуллу, хотя бы к Инду

Я ушёл, где море бросает волны

На берег гулкий.

 

Иль в края гирканов, к арабам пышным,

К сакам ли, к парфянам, стрелкам из лука,

Иль туда, где воду мутит морскую

Нил семиустый;

 

Перейду ли Альп ледяные кручи,

Где оставил память великий Цезарь,

Галльский Рейн увижу иль дальних бриттов

Страшное море.

 

Всё, что рок пошлёт, пережить со мной

Вы готовы. Что ж, передайте милой

На прощанье слов от меня немного,

Злых и последних.

 

Со своими пусть кобелями дружит!

По три сотни их обнимает сразу,

Никого душой не любя, но печень

Каждому руша.

 

Только о моей пусть любви забудет!

По её вине иссушилось сердце,

Как степной цветок, проходящим плугом

Тронутый насмерть.

 

***

И снова вспоминается невольно Белая Богиня Грейвса.

 

Рубрики:  поэзия

Метки:  


Процитировано 2 раз

Статья Кораблёва о эльфах.

Воскресенье, 09 Декабря 2007 г. 18:25 + в цитатник
Это цитата сообщения Eldaneuro [Прочитать целиком + В свой цитатник или сообщество!]

Статья Леонида Кораблева - ''Истинные эльфы Европы''

Истинные эльфы Европы
Леонид Кораблев
Unfallen Elves of Tolkien
«Истинные эльфы Европы»
(independent research)

1996 г.

[Автор хотел бы выразить сердечную благодарность П. Безрукову за компьютерный набор всей статьи и за сохранение ее в культурном пространстве Земли, и также поблагодарить Б. Шапиро за посредническую помощь и за компьютерное конвертирование диаграммы-древа «Истинных эльфов» Европы.]
«Повесть на камне нарезал рунами седой скандинав –
потомкам на память; из них мы узнали о Рыжебородом, и об
Ингвара плачевном походе – из тридцати knerrir<1>ни один не
вернулся, с далекого юга,
«Земли сарацинов»<2>
Другими словами статья эта посвящаетсяТору (Тулкасу? и безрассудно-отважным
викингам Ингвара и его брата

В сознании современных людей сложилось устойчивое мнение (и, соответственно, представление), что эльфы суть «маленькие, глупенькие и с крылышками как у бабочек; и относятся они, непременно, к детскому периоду жизни человека». Для жителя, к примеру, древней Скандинавии или Уэльса эта концепция вызвала бы, в лучшем случае, недоумение, в худшем он [скандинав] «взялся бы за меч», ведь люди на заре человечества и приблизительно до XIV-XV вв. (времен Чосера в Англии) не отводили эльфам для «обитания» только страницы дешевых детских книжек<3> (да и не могли они этого при всем своем желании сделать), однако, верили в них, имели с ними многочисленные контакты и даже призывали их на помощь в тяжелые времена, не говоря уже о том, что множество (древне)европейских имен произошло от этого светлого воспоминания об общении людей с эльфами и не редкость была считать эльфа или эльфу одним из своих предков!

Попробовать разобраться, как возникла такая, почти тотальная, дискредитация эльфийского рода в глазах современных людей и почему все-таки это «лживое умаление истины» содрогается периодически от проблесков неожиданной правды и что побуждает «непонятных (для окружающих) чудаков стараться исправить смещенные звенья» в истории человечества, плюс – дать информацию об основных (древних) литературных источниках, где эльфы, собственно, упоминаются, и есть цель данной статьи.

Одной из самых действенных попыток возродить традиции эльфийской культуры стало «ученое» творчество оксфордского профессора Джона Р. Р. Толкина. Благодаря ему, многие (кто хотел и нуждался в этом) получили возможность узнать и понять (как казалось бы, не из академических источников, доступных немногим) истинную сущность эльфов, как резко отличную от изложенного в трудах и литературных пересказах Г. Х. Андерсена, пьесах В. Шекспира и в поздних, широко известных, собраниях немецких волшебных сказок братьев Гримм.

Что побудило Дж. Р. Р. Толкина создать такой неожиданный, для нынешних дней, образ «забытого эльфийского народа»? Возможный ответ на это надо искать в одном из многочисленных рассказов (собираемых энтузиастами фольклора) об эльфах, где валлиец Bardd Llechog, который всегда верил в существование fairies<4>, убежден, что они (хотя и изгнанные в наши дни) вернутся опять и станут снова зримы глазам смертных: ибо он полагал, что fairies появляются среди людей постоянно через определенные промежутки времени. Мысль эта весьма распространена в Уэльсе<5>. Вероятно, Дж. Р. Р. Толкин имел в виду эту мысль, когда писал о возможности общения с «развоплощенными эльфами» (в X томе «Истории Средне-земья»), что они после ухода с физического плана Земли<6> вновь и вновь возрождаются в сознании людей, т. е. влияют на умы и воображение определенных смертных, «имеющих особую любовь к вещам древним и прекрасным»<7>, достигая через них полного «воспоминания», побуждая их писать нечто напоминающее свидетельства об истинности эльфо-расы. Затем представление об эльфах опять регрессирует до уровня крылатых лилипутов в трудах холодных логиков, ищущих «материальных улик».

Одними из первых реставраторов и хранителей традиций об «истинных эльфах» можно считать нескольких неизвестных англосаксонских поэтов «школы Кэдмона». Живя на Британских островах за тринадцать веков до рождения Дж. Р. Р. Толкина, они, в своем роде, стали как бы предшественниками последнего, ибо, как следует из дошедших до нас документов англосаксонской культуры, эти поэты, несмотря на широко распространенную (уже тогда) для англосаксов идею, что эльфы – это пагубные создания, приносящие болезни в тела несчастных жертв, коих они избирают из числа смертных (из-за чего эти «эльфы» и приравнивались к прочим злым духам и им приписывалась родословная от Каина!<8>), осмеливались употреблять эпитет ælfsciene «прекрасная (сияющая), как эльфа», подчеркивающий высшую степень красоты эльфо-дев, в их поэтическом пересказе «Книги Бытия» (и позже в поэме «Юдифь»). И хотя «ученый мир» далек от единодушной и твердой оценки этого феномена (существует несколько версий, некоторые из которых не выглядят достаточно убедительными)<9>, мы лишь заметим, что в одном из средневековых скандинавских источников имеется точный аналог этого англосаксонского эпитета – fríð sem álfkona væri, т. е. «прекрасная, как эльфа»<10>.

Совершенно естественно, что Дж. Р. Р. Толкин, сам будучи профессором англосаксонского языка, был прекрасно осведомлен о таком положении ylfe<11> и, разумеется, затрагивает эту тему в одном из своих писем: «…и [термин] «эльф» мы должны бы связывать только с ревматизмом, зубной болью и ночными кошмарами, если бы не зафиксированный эпитет ælfsciene «прекрасная, как эльфа», употребленный о библейских Саре и Юдифь!, и не присутствие нескольких записей в глоссах, таких как dryades, wuduelfen. Во всей древнеанглийской поэзии «эльфы» (ylfe) попадаются лишь однажды в «Беовульфе» и причислены там к «троллям, гигантам и нежити», как проклятое потомство Каина», – пишет он в письме, изданным под № 236 в «Letters of J. R. R. Tolkien», стр. 314, 1981 год.

Таким образом, вышеупомянутые поэты «школы Кэдмона» (и позже автор «Юдифи») в VII-X столетиях были первыми (из известных нам сейчас) реставраторов традиций об «истинных эльфах»<12>. Вслед за ними эту деятельность (независимо) продолжили Snorri Sturluson из Исландии (1178-1241) с его «Snorra Edda» (Ljósâlfar); затем англичанин Layamon<13> из графства Вустер (одно из центральных графств Англии) составивший в 1200? (1225?) году «Layamon’s Brut or Chronicle of Britain» (þis þe Alue him gef… – т. е. в переводе со среднеанглийского: «это эльфы дали ему…»), Jón Guðmundsson hinn Lærði (1574-1658), соотечественник Snorri, написавший насколько трактатов на эту же тему, к примеру «Tíðfordríf» (1644)<14>; далее шотландский священник Robert Kirk (1630-1692), который составил “The Secret Commonwealth of Elves, Fauns and Fairies”, его, как гласит народная традиция, эльфы забрали (из среды людей) жить среди них в 1692 г.; спустя 114 лет со дня исчезновения Kirk’а его шотландский преемник и последователь, священник Patrick Graham, так же опубликовал «Sketches Descriptive of the Picturesque Scenery on the Southern Confines of Perthshire» в 1806 г. (Daoine Sithe); затем Ólafur Sveinsson<15> из Исландии (1762-1845) засвидетельствовал эльфов в его «Álfasögubók»<16> (að gera eitt skrif, sem áhræri Huldu-fólk eður Álfa til fróðleiks og þekkingar á náttúrunnar ríke, т. е. «для того чтобы составить трактат, который поместил бы Сокрытый народ или эльфов в рамки знания [людей] о королевстве природы»); и, наконец, John Ronald Reuel Tolkien (1892-1973) из Англии, подаривший Миру книги «Хоббит», «Властелин Колец», «Сильмариллион» и т. д.

Эльфы, как таковые, появляются, конечно же, не только в англосаксонских источниках или в книгах из вышеприведенного списка. Они часто упоминаются в германских (немецких и скандинавских) сагах и, также, их характерные черты можно выявить среди большой разновидности «современных» валлийских fairies, известных под общим собирательным названием Tylwyth Têg (Красивое семейство, народ)<17> и гэльских (ирландско-шотландских) Daoine Sidhe (Sithe), кое название также объединяет в себе несколько родов fairies.

Основываясь на объяснении Толкина, из «Дополнения F: On translation» к «Властелину Колец», о степени применимости современного термина «эльф» к «истинным эльфам» (Quendi), мы можем попытаться выделить несколько первоначальных качеств, присущих им, которые люди запечатлели уже в древности, или по которым еще можно узнать их в некоторых из недавних искаженных фольклорных традиций Европы. Это: 1) эльфы такого же роста (или даже выше) смертных; 2) эльфы обладают прекрасной внешностью; 3) они бесстрашные и сильные воины; 4) эльфы превосходят смертных в искусствах (особенно в музыке и книгах); 5) место обитания их обособлено от людского (их страна лежит за Океаном, на укрытых островах и т. д. 6) эльфы имеют свой собственный, не понятный для любого смертного язык; 7) эльфы и люди могут производить смешанное потомство.

Тщательное изучение письменных памятников человеческой культуры дает нам возможность составить небольшой список саг, рассказов и т. д., где признаки «истинных эльфов» были наиболее ярко выражены, и проследить их историю (до настоящего момента) в двух направлениях: литературном и историческом (в этой статье мы вынуждены остановиться только на литературном). Что даст нам возможность понять, кто были (и есть) собственно первоначальные эльфы – мелкие божества, природные духи, души умерших, память о «доисторических аборигенах», возвышенное видение людей, или другая странная (дивная)<18> для смертных раса, уступившая им пространство Земли?

Для краткости мы разделим мифологические группы (которые могут претендовать на название «истинные эльфы») по фольклорным областям (странам обитания) и укажем источники каждой группы: а) древние (если сохранились); б) из коллекций фольклористов-исследователей XVIII-XX веков. Каждый источник мы будем сопровождать соответствующей цифрой, обозначающей присутствие там определенного признака из списка первичных эльфийских качеств (всего семь), приведенного выше.

Древний германский мир. В найденных источниках об эльфах зафиксировано со времен Тацита (AD 98) около 50 исходных форм людских имен, содержащих элемент Alb- (Ælf- ) – «эльф». (К настоящему моменту, они, кропотливо собранные из разных документов все вместе, даны в нескольких регистрах, основные из которых: W. G. Searle «Onomasticon Anglo-Saxonicum», E. W. Fürstemann «Altdeutsches Namebuch» (том I «Personennamen»).) Далее, англосаксонские пересказ «Книги Бытия» (VII-VIII вв.) и поэма «Юдифь» (IX-X вв.)<19>; медико-магические тексты «Læceboc» (рукопись сер. X в.) и «Lacnunga» (ок. 1000 г.)<20>. Затем, «Старшая Эдда» («Edda Sæmundar hinns Fróða»)<21>; «Младшая Эдда» («Snorra Edda»)<22>.

Исландия. Там, собственно, была составлена «Младшая Эдда», как напоминание о континентальных (скандинавских) традициях – так что Ljósálfar также можно отнести и сюда, но, собственно, начиная с XII-XIII вв. исландские Álfar «альвы» (эльфы) и позже с XIII-XIV вв. под новым названием, и, с отчасти переосмысленным объяснением их природы как Huldu-fólk «Сокрытый, невидимый народ» (эльфы), встречаются в:
«Guðmundar saga góða» (или же «Prest saga Guðmundar (góða) Arasonar»)<23> XII-XIII вв. 1), 4), 5)
«Hrafnagaldr Ôðins»<24> XV-XVI вв. 4)
«Vilkina saga» (или «Þiðreks saga af Bern») (др-норв./исл.) XIII в 1), 3), 4), 5), 7)
«Möttuls saga»<25> и мн. др. «riddara & lygi sögur» XIII в 4)
«Saga af Tristram ok ĺsönd» (др-норв.) 1226 1), 2), 3), 4), 5)
«Göngu-Hrólfs saga»<26> XIV в. 1), 2), 4), 5)
«Norna-Gests þáttr» XIV в 1), 4), 5)
«Hrólfs saga kraka ok kappa hans»<27> XIV-XV вв. 1), 2), 4), 5), 7)
«Jarlmanns saga ok Hermanns»<28> XV в.
«Þórsteins þattr bæjarmagns»<29> XV в. 1), 4), 5)
«Kötlu draumr» XVII в. 1), 2), , 5), 7)
«Ljúflíngsljóð» (или «Ljúflíngsmál»)<30> XVII в. 1), 2), 4), 5), 7)
Jón Guðmundsson, «Samantektir um Skilning á Eddu»<31> 1641 1), 2), 4), 5), 7)
Jón Guðmundsson, «Tíðfordríf»<32> 1644 1), 2), 4), 5), 7)
Jón Guðmundsson, «F..ndafæla»<33> 1611 1), 2), 4), 5), 7)
Jón Guðmundsson, «Fjölmóður»<34> 1649 1), 2), 4), 5), 7)
Torfæus, Предисловие к «Hrólf saga kraka» 1705 4), 7)
Finnus Johannæus, «Historia Ecclesiastica Islandiæ»<35> 1772-1778 1), 2), 4), 5), 6), 7)
Jón Espólín, «Árbækur Íslands» 1821- и далее
Jón Árnason, «Íslenzkar þjóðsögur og ævintýri» 1862-1864 1), 2), 4), 5), 6), 7)
Konrad Maurer, «Isländische Volkssagen» 1860 1), 2), 4), 5), 7)

Скандинавия (включая Данию). В Норвегии эльфы имеют следующую древнюю форму имени: Alv (Elf, Alf), ж. ф. Elva, мн. ч. Elver (Elvir, Alfer), позже слились с Huldre-fólk; в Швеции мн. ч. Älfvor (Alver); в Дании – мн. ч. Alfer, Elle-folk. Описываются они в:
Olaus Magnus, «Historia de Gentibus Septentrionalibus» 1555 2), 4)
J. M. Thiele, «Danske folkesagn» 1818-1823
A. Faye, «Norske Folkesagn» 1833 1), 2), 4), 5), 7)
Jacob Grimm, «Deutsche Mythologie» 1835 2), 4), 5), 6), 7)
M. B. Landstad, «Elveland & etc.» 1840
J. Mø, P. Asbjornsen, «Norske Folke Eventyr» 1842 1), 2), 4), 5), 7)
Ivar Aasen, «Norsk Ordbog (wed dansk forklaring)» 1850
A. Afzelius, «Svenska Folkets Sago-Häfder» 1851 1), 2), 4), 5), 7)
B. Thorpe, «Northern Mythology», vol. 1 1851 1), 2), 4), 5), 7)
W. Craigie, «Scandinavian Folk-lore»<36> 1896 1), 2), 4), 5), 7)
F. Nansen, «In Northern mists» 1911 1), 2), 4), 5), 6), 7)
Thor Åge Bringsværd, «Phantoms & Fairies from Norwegian Folklore» 1970 1), 2), 3), 4), 5)
Thor Åge Bringsærd, Olav Bø, «Norske segner» 1984
Olav Bø, «Trollmakter og godvette» 1987 1), 7)
Åshild Ulstrup, Wenche Øyen, «Huldra – den farlege lengten» 1993 2), 4), 5), 7)

Германия. Наиболее древние формы, о которых мы знаем, это древневерхненемецкие ед. ч. Alb (Alp ), Alf ; средневерхненемецкие Alp , Alb , мн. ч. Elber, Elbe(n) (ж. ф. Elbe, Elbinne).

Сюда также можно причислить «Vilkina saga» (или «Þiðreks saga af Bern», см. выше), т. к. общепринято считать ее сохранившей наиболее древнюю форму средневерхненемецкой «Das Niebelungenlied»; плюс более поздние немецкие героические саги о Дитрихе Бернском (он считался сыном эльфа); об Альфарте (сокр. русский пересказ в книге: Коршъ «История мировой литературы»); и несколько поэм на средневерхненемецком языке. Много полезного материала содержит также «Deutsche Mythologie», написанная Я. Гриммом в 1844 году, очень обширная работа, но, к сожалению, с большим количеством скороспелых и непродуманных выводов. Достойно внимания предисловие братьев Я. и В. Гримм к «Irische Elfenmärchen» (1826)<37>.

К сожалению, первичный образ эльфа был быстро забыт в Германии и вытеснен в народном сознании скаредной фигурой немецкого Zwerg, занявшего центральную позицию в фольклоре.

Кельты. Хотя не называемые впрямую «эльфами» в большинстве источников, шотландские Daoine Sithe, ирландские Daoine Sidhe, и, равно, Племена Богини Дану (Tuatha de Danaan), валлийские Tylwyth Têg и другие представители кельтских мифологических традиций, обладают теми же чертами и являются, собственно, «эльфами». Список письменных свидетельств о них, приведенный ниже, позволяет нам рассматривать северо-западных эльфов, как состоящих из двух основных групп: германской (скандинавской) ветви, породившей само название Elves, и кельтской, представленной Daoine Sithe и пр. (см. выше), плюс Trows с Шетландских островов. Таким образом, мы можем считать наш «первоначальный» образ «истинных эльфов», стоявшим, в глубокой древности, за обеими этими традициями – общим предком обоих ветвей. Любопытный результат принесло смешение импортированных в Исландию скандинавского и кельтского наследий; и в получившемся из него, примерно в XIII-XIV вв., образе Huldu-fólk (см. под источниками – Исландия) и надо было бы искать коренные черты гэльских (ирландско-шотландских) Daoine Sidhe (Sithe), вместо того, чтобы пытаться неуклюже связывать воедино с ними более позднюю концепцию об ирландских Tuatha de Danaan. Образ Huldu-fólk интересен еще и тем, что в нем наименее заметно губительное влияние современного континентального (с основным французским элементом) фольклора, так как Huldu-fólk, в рассказах о них, всегда роста людей (или выше), отличаются от последних незначительными деталями и т. д.

Также, естественно, говоря отдельно о кельтских источниках (не смешанных с германскими) мы должны заметить, что кельтская память и воображение запечатлели отчасти отличный от германского образ-грань «первоначального» эльфийского народа и сохранили его в точном соответствии с разницей между их и тевтонским «складом мироощущения».

Шотландия. К сожалению, до нас не дошли ни древние, ни хотя бы средневековые рассказы о Daoine Sithe (тихом, мирном народе) и мы вынуждены основываться на более поздних источниках, начиная только с XVII века и до недавних лет:
Robert Kirk, «The Secret Commonwealth of Elves, Fauns and Fairies»
1691
2), 4), 5), 6)
Patrick Graham, «Sketches Descriptive of the Picturesque Scenery
on the Southern Confines of Perthshire»
1806

1), 2), 4), 7)
А) J. F. Campbell, «Legend of Islay»
Все из сборника
«Popular Tales of the
West Highlands»

Б) J. F. Campbell, «Kirkcundbright»
В) J. F. Campbell, «Sutherland legend #4»
W. Y. Evans-Wentz, «The Fairy-Faith in Celtic Countries»
1911
1), 2), 4), 5), 7)

[Томас Рифмач и его встреча с королевой Эльфийской земли (Elphame) XV в. заслуживает особого обсуждения и здесь мы ее опускаем.]

Ирландия. (Daoine Sidhe «Народ из холмов», Síde «Ши», Tuatha de Danaan «Племена богини Дану»). Мы можем обнаружить все из черт «истинных эльфов» (кроме 6)) в старых ирландских легендах о Племенах богини Дану, известных из монастырских рукописей: «The Book of Armagh» (807 г.); «Leabhar na h-Uidhre» (1100 г.); «Leabhar Laighneach» (XII в., включает также «Leabhar Gabhála»); «Leabhar buidhe Lecain» (XV в.); «The Book of Lismore» (XV в., включает «Agallamh na senórach»); «Leabhar Mór Lecain» (1300-1400); «Leabhar Buile an Mhota» (XIV в.), далее:
R. O’Flaherty, «Ogygia» 1684 1), 2), 4)
Lady Wilde, «Ancient Legends of Ireland» 1887 1), 2), 3), 4), 5)
W. B. Yeats, «Irish Fairy and Folktales» 1893 1), 2), 3), 4), 5)
W. Y. Evans-Wentz, «The Fairy-Faith in Celtic Countries» 1911 1), 2), 3), 4), 5), 6)

Уэльс. (Tylwyth Têg, Gwragedd Annwn [Gwreigedd Anwyl]):
«The Welsh Triads» (King Gavran) V? в 5)
Псевдо-Гильдас, «Описание острова Авалон»<38> XII в 5)
«Легенда о Meddygon Myddfai»<39> ок. 1230 г. 1), 2), 4), 5), 7)
W. Owen-Pughe, «Geiriadur Cymraeg a Saesoneg» 1793 1), 2), 3), 4), 5), 6)
W. Howells, «Пемброкширская легенда» 1830 1), 2), 4), 5)
«Легенда о тайном острове Tylwyth Têg» (Брекнок)<40> 1850 1), 2), 4), 5)
«Легенда о Shui Rhŷs» (Кардиганшир)<41> 1880 2), 5), 6)
J. Rhŷs, «Celtic Folklore» 1901 1), 2), 4), 5), 6), 7)
W. Y. Evans-Wentz, «The Fairy-Faith in Celtic Countries» 1911 1), 2), 4), 5), 7)

Шетландские острова (Trows):
John Spense, «Shetland folk-lore» 1899 4), 5), 7)

Фарерские острова (Huldumenn):
J. Jakobsen, «Færøske Folkesagn og Æventyr» 1898-1901
K. Williamson, «The Atlantic Islands» 1970 1), 2), 4), 5), 6)

Как указывалось выше, в среде древних германцев очень распространен был обычай давать детям имена содержащие элемент Alb- (Ælf- ) – «эльф». На это стоит обратить особое внимание, т. к. наряду с эпитетом ælfsciene и несколькими записями о wuduelfen и т. д. в англосаксонских глоссах времен аббата Ælfric’а (Эльфрика)<42>, использованием этого Alb- (Ælf- ) элемента в древних мужских и женских именах исчерпываются «доказательства» … положительного восприятия людьми эльфов (как засвидетельствованные в наиболее старом собрании документов). И единственно на переводе этих имен могут основываться косвенные свидетельства воспоминаний о встречах (и столкновениях) древних германцев с «истинными эльфами», которые произошли, по-видимому, в необъятных и девственных тогда для людей лесах Европы, и в неизведанных для новопришедших племен смертных, горах и морях Скандинавии. Участники и свидетели этих встреч отнюдь не считали эльфов ни глупыми, ни злыми, ни вредными, ни крошечными. Опасными? Быть может. Для тех варваров, кто жаждал легких побед и грабежей, но неожиданно встречал противников прекрасных и грозных. Да, в этом смысле «истинные эльфы» были очень опасны для захватчиков - орд германских переселенцев.

О том, какими люди эти запомнили эльфов, следует из переводных значений приведенного ниже краткого списка<43> германских (лангобардских, англосаксонских и скандинавских) имен, кои впечатленные (при встречах) родители-люди давали своим детям в ожидании лучшей судьбы для них:
Немецкая форма (т. е. из
древневерхненемецкого
или средневерхненемецкого
языков)

Англосаксонская (или
древнеанглийская)
форма

Имена в
древнесеверном
(древнеисландском
[норвежском]) языке

Перевод
Мужские имена:
Alp-brecht (?)

Ælf-beorht

[не сохранилось,
если и было]

«по-эльфийски сияющий
(сияющий словно эльф)»,
ср. Glorfindel?
Alp-hâri<44>, Alphere

Ælf-here, Ælfer(e)

Álfarr

«эльфо-воин, витязь
подобный эльфу»
Alp-hart, Alfhard

[не сохранилось,
если и было]

Álfarr

«сильный, стойкий
эльф (как эльф)»
[не сохранилось,
если и было]

Ælf-helm<45>

[не сохранилось,
если и было]

«эльфо-защита,
(защищенный эльфами?)»
Alp-kast

[не сохранилось,
если и было]

[не сохранилось,
если и было]

«эльфийский гость,
(словно чужестранец-эльф
среди людей)»
Alp-kêr, (H)albker<46>

Ælf-gâr

Álf-geirr

«эльф-копье
(подобный разящему
копью эльфов)»
[не сохранилась,
если и была]

Ælf-nōð, Ælfnoþ

[не сохранилось,
если и было]

«храбрый, доблестный
эльф, (по-эльфийски
смелый, отважный)»
[не сохранилась,
если и была]

Ælf-rēd

Álf-ráðr<47>

«эльфийский совет
(т. е. хороший совет,
помощь)», либо «мудрый
как эльф»
Alp-win
(лангобард. Alboin)

Ælf-wine

Álf-vin(r)

«друг эльфов»
[не сохранилась,
если и была]<48>

Ælf-weald

[не сохранилось,
если и было]

«по-эльфийски могучий,
властный как эльф»
[не сохранилась,
если и была]

Ælf-hēah

[не сохранилось,
если и было]

«эльфо-высокий»
(или «предводитель-эльф»)
[не сохранилась,
если и была]

Ælf-sig(e)<49>

[не сохранилось,
если и было]

«эльфо- (т. е. добрая) победа,
успех подобный триумфу
эльфов»
Женские имена:
Alp-hilt, Albhild

Ælf-hild

Álf-hildr

«эльфо-дева, возм. из
распорядительниц судьбами
воинов в битве (т. е. валькирия)».
Alb-runa

Ælf-rūn

Álf-rún

«эльфо-руна» (т. е. мудрая,
как эльфа-пророчица)
Alp-suint, Alfsuind
(лангобард. Albsuinda)

Ælf-swīð

[не сохранилось,
если и было]

«неистовая, стремительная,
сильная, «твердая», словно эльфа»
Alp-drûd, Albedrudis

Ælf-þryð (Elfdrida)

Elfrida

«могучая эльфа подобная дочери
Тора, эльфо-валькирия».
См. Alphilt<50>.
[не сохранилась,
если и была]

Ælf-gifu, Alfgeova

Alfgiva (?)<51>

«эльфо-дар» ≈ эльфа-дара

Все эти древние имена людей показывают, что эльфы ассоциировались в сознании германцев с прилагательными «сильный», «быстрый», «сияющий», «грозный», «мудрый»<52>. Равно эти качества (возникшие, видимо, в его представлении и из переводного значения этих имен<53>) Толкин подчеркивает в следующих строках при описании облика эльфов в своей книге «Кузнец из Большого Вуттона»:

Эльфийские мореходы были высоки и грозны; сияли их клинки, ослепительно сверкали копья и пронзительный свет горел в их очах. Внезапно они грянули победную песнь и [смертного] охватил страх.

Аналогичное описание мы можем найти и в «Сильмариллионе»:

…нолдор, хотя меньшие числом и застигнутые врасплох, одержали таки стремительную победу, ибо свет Амана не потускнел еще в их очах, и они были сильны и быстры, и разили в гневе без промаха своими мечами - длинными и смертоносными [для врагов]. (гл. 13 «Возвращение нолдор»)

В этом Толкин поддерживает исконную традицию древнегерманского восприятия эльфов. Да и сам он, не скрывая, что вдохновляло его на упомянутые выше описания, часто открыто использовал (помимо квэнийских переводов Ælfnoþ и Ælfwine) такие имена, как Elfhelm, Elfhild, Elfstān, Æfheah, Alboin (= Ælfwine) в своих книгах. В одной из них Толкин подтверждает устами литературного персонажа по имени Арри (Alwin (=Ælfwine) Arundel Lowdham) свой основной «источник», побудивший его на попытку создать реконструкцию образа «истинных эльфов»:

Сие приходило ко мне (во снах) задолго до того, как я смог найти истолкование…
westra lage wegas rehtas, wraikwas nu isti.
westweg wæs rihtweg, wóh is núþa

и так далее, во множестве обрывков и отголосков прямо от формы, что походит на очень древний германский [язык] и до древнеанглийского.

Прямая дорога лежала на Запад, ныне она искривлена.

Эта фраза словно ключ к чему-то таинственному, чему я не нашел еще, однако, объяснения. И так случилось, что в то время как я сосредоточенно изучал «Ономастикон» и размышлял над списком Эльфвинес (Ælfwines), [приведенных там], я получил возможность для того, чтобы, казалось, услышать и увидеть самый длинный обрывок той таинственной темы [прямой дороги], что был «передан» мне таким образом.<54>

Арри Лоудэм говорит конечно же об «Ономастиконе», составленном Searle, – регистре, где собраны все известные (записанные) англосаксонские имена и их носители (в том числе содержащие и Ælf-элемент)<55> . Всего там приведен список из 35 разных форм таких имен с «эльф» + прилагательное (или существительное). Под Ælfwine – одной из самых больших групп – в «Ономастиконе» числится 75 (!) случаев записи о засвидетельствованных в документах его носителях – «друзьях эльфов», т. е. о тех самых англосаксонских Ælfwinas – Elendili, хотя большинство из них вряд ли осознавали перевод своего имени или придавали ему глубокое значение по мере удаления от древнейших германских традиций<56>.

Еще одна идея, возникающая с рядом имен: (древненемецкое) Alp-inc, англосаксонское Ælf-ing, Ælf-mann, Ælf-manus, Ælmon – с подразумеваемым значением «потомок эльфов, эльфо-человек», тоже находит свое отражение в книгах Толкина при описании смешанных браков между эльфами и людьми<57>.

Как мы упомянули в начале, притязание людей на частичное происхождение от эльфов (т. е. на предков-эльфов с одной из родительских сторон) было весьма обычной вещью в древнем кельто-германском мире. Считалось, что такое происхождение позволяло совершать подвиги, недоступные простым смертным или же оно наделяло потомков (подобного происхождения) истинно эльфийскими способностями к искусству или врачеванию.

В «Das Niebelungenlied» («Песне о Нибелунгах») мы обнаруживаем в ее заключительном эпизоде, что сопротивление горстки бургундов нескольким армиям длится в основном благодаря подвигам полуэльфа Хагена (исл. Högni). Никто из воинов-людей не в состоянии справиться с ним, пока в битву не ввязывается Дитрих Бернский (Þiðrek af Bern) и не побеждает уставшего Хагена. Неудивительно здесь, что и Дитрих – не просто смертный, но, по народному поверью, его отцом, как и в случае с Хагеном, был эльф. Этот эпизод свидетельствует также и об исконных представлениях об эльфах, как об исключительно сильных и отважных воинах, что видно из более поздней героической песни (на средневерхненемецком языке), повествующей о витязе Alphart’е («сильном, стойком как эльф», см. список Ælf-имен в этой статье) из дружины Дитриха Бернского, о том, как этот Альфарт сумел в одиночку рассеять большой (в 80 витязей) авангард врагов, вызывая их всех по очереди на поединок и затем побеждая.

Возвращаясь к смешанным бракам между людьми и эльфами и к их полуэльфийским потомкам, засвидетельствованным, помимо рассказов о Хагене и Дитрихе Бернском, во многочисленных валлийских, скандинавских и исландских преданиях, необходимо упомянуть наиболее известные из них: это легенда о «Meddygon Myddfai» (XIII-XIV вв.) – трех сыновьях gwraig Annwn (девы-эльфы из «царства» Аннун), которые стали прославленными врачевателями в Уэльсе, благодаря своей эльфийской матери; или о «Kötlu draumr» – исландской поэме, записанной в 1623 году, в которой таинственным образом сплетены мотивы любви эльфа к смертной Катле и объяснена причина, благодаря которой Áre Mársson (весьма известный исландский мореплаватель, о котором см. исландские «Landnámabók», «Kristni saga», «Grönlands Historiske Mindesmarker»<58>), сын этой Катлы и эльфа, смог достигнуть мистического острова Hvítramannaland (расположенного к западу от Ирландии). Сей мотив должен быть знаком читателям «Сильмариллиона» (Earendil)<59>.

Хотя о происхождении и этимологическом значении самого слова «эльф» (alb, ælf и т. д.) ничего обоснованного (вразумительного) не известно (есть несколько теорий, упоминающих, как возможный источник этого термина: готское *albs «дух» (?); латинское albus «белый» (горы Альпы(?) Alpes, древнеисландское álpt «лебедь»); скандинавское elf(r), elv «река, поток» (латинское Albis, германское Elbe «река Эльба»); санскрит. rbhū «три полу-«божественных» ремесленника или магические духи-умельцы из «Вед»»; валлийское el «дух», elf «стихия»; латвийское elpe «дыхание, духи воздуха» или «дыхание, душа»; древнесеверное ala, el «порождать, питать», – не одна из них все же не выглядит достаточно убедительной и вопрос остается открытым). И действительно, это слово («эльф») не дало никаких дополнительных производных, по которым можно было бы судить – что собственно оно само по себе означает (т. е. от какой «основы» людской речи действительно произведено, исходя из каких признаков и т. д.), но большинство этимологических<60> попыток объяснить его, делались в основном через усилия связать вместе единственно по внешней схожести форм, по сути не родственные между собой слова (т. е. произошедшие от разных основ, как например, древнесеверное elf(r) «река» и древнеанглийское elf (от ælf) «эльф»), либо пытались искусственной (гипотетической) цепочкой словообразования произвести (объяснить?!) «эльф» с точки зрения «традиционного» отношения к созначениям (т. е. к последующему новому образу существа, называемого сейчас «elf»), возникшим позже в народной устной традиции (фольклоре), который сильно исказил его (т. е. «эльфа») первичный смысл.

Как можно понять из некоторых работ профессора Толкина, он потратил немало времени, пытаясь найти и объяснить глубинный смысл и значение, лежащие в основе древнейшего упоминания термина «эльф» в германских мужских и женских именах. В соответствии с его «The Lost Road» («Потерянная Дорога»)<61> он, кажется, отрицал наиболее широко распространенную идею производить «эльф» от латинского корня albus «белый» (?). Все, что мы знаем о его собственной теории (по опубликованным к настоящему моменту материалам), выглядит так, что он подтверждал наличие самого элемента «эльф» в большинстве упоминаемых alb (ælf ) людских имен, искал «правды», сохраненной об этом значении, в древнеисландских Ljósálfar (светлых альвах) из «Эдды» Снорри Стурлусона<62>, в древнеанглийском эпитете ælfsciene, в переводных англосаксонских (мерсийских) эквивалентах «классическим» нимфам, дриадам и т. д. (т. е. wudu и др. elfen), также он, видимо, считал большую часть (но не все!) из сохраненного о «поздних» древнескандинавских álfar (в исландских и др. рукописях) и об англосаксонских (уэссекских) ylfe – искажением исконных континентальных традиций, видел последние отблески исходной истины в некоторых чертах среднеанглийских eluys (т. е. «эльфах») Лайамона, Чосера и пр. Однако, при всем при том, считал, что сам термин, все же, в целом, применялся к большому разнородному племени, так сказать, «сверхъестественных существ» вообще (обозначаемых иногда как «elvish-wights»<63>, ср. vættir), из которого (племени) он выделял одну лишь «истинную» прядь – ту смешанную (с еще более поздними предрассудками) и сильно искаженную персону, подпадающую под определение слова elf «эльф» (за неимением лучшего современного английского эквивалента)<64>, «которое [слово] однажды было приспособлено для описания воспоминаний об этом народе, таком, как люди его сохранили, или было прилажено к творениям смертных мыслителей, ушедших не слишком далеко от оригинала» («Властелин Колец», Доп. F: «On translation»).

Таким образом, если «записанный» термин «эльф» вообще (уже с раннего средневековья), как таковой (исключая косвенный ælf- (alb-) элемент в именах и пр., см. выше), не есть точное, обособленное от других «эльфийских вихтов», название для древнего народа «истинных эльфов», и в наши дни – только лишь общий, приблизительный способ, чтобы описать и собрать воедино всех его (древнего народа первоначальных «истинных эльфов») представителей, растворившихся во многих хрониках, сагах, фольклоре и пр. народов по всей территории северо-запада Европы (и даже нескольких более южных областей ее), то тут, следовательно, можно, опираясь на указанные выше источники об этих европейских «эльфах» (ælfen, Tylwyth Têg, Sidhe и т. д.), с выявленным присутствием в них нескольких (или всех) из семи признаков первоначальных «истинных эльфов», выстроить родовое дерево взаимосвязи между всеми ними (т. е. отследить, в какой мере определенное представление, связанное сначала с одной какой-то из этих мифологических групп, повлияло на другую, какие черты у них (этих групп) исходные – т. е. более древние, какие производные (более современные), что перемещалось со временем и т. д.) и таким путем придти к главным источникам (эльфо-группам), содержащим в наибольшей мере то более менее правдивое воспоминание об «Истинных эльфах», каким люди его сохранили.
Диаграмма-древо
Истинных эльфов Европы
Нажмите, чтобы открыть диаграмму во весь экран

Как видно из предыдущей части этой статьи, Толкин был наиболее вдохновлен оригинальным и чистым значением Ælf-имен и рядом терминов для эльфов из древних европейских традиций (игнорируя последующие в веках искажения), плюс самыми прекрасными (правдивыми, по его словам) представлениями о самом, собственно, первоначальном эльфо-народе. Иногда он старался исправить некоторые неясные моменты, возникшие, возможно, из-за ложного истолкования определенных названий (и имен), связанных с Прекрасным народом. В этом случае он давал свои новые «нетрадиционные» объяснения или следовал наиболее вероятной (из нескольких) теории, подходящей к его реконструкции.

На примере, данного им, значения слову Sîdh, которое появляется в его словарике «Этимологий эльфийских языков», мы можем судить о том, что он выбрал наиболее подходящее, на его взгляд, объяснение имени для «эльфов» в гэльском языке (Daoine Sithe), предпочитая переводить его как «мирный, тихий народ», а не «народ из древних курганов (могильников)»<65>, т. е. sidhe (sithe) в значении «мир, покой» (род. п.), но не sidh «курган»<66>. Спор об уместном значении этого шотландского (ирландского) термина был весьма актуален в свое время.

Подобный подход заметен и при прояснении им смысла Ælf-имени Ælf-stân (немецкое Elben-stein). Якоб Гримм утверждает, что имя это, буквально «эльфо-камень», должно означать, видимо, «эльфийский жертвенник», т. е. нечто подобное шведскому älf-qvarn (собственно, природный большой валун с выдолбленной в нем в форме блюдца нишей; внутри этого камня, в соответствии с «переработанной» народной традицией, сидит крошечный эльф). Ему-то и делаются подношения (жертвы) за больных<67>. В противоположность Гримму и др. мы находим совершенно отличную трактовку этого и целого, родственного с ним, ряда древних германских имен у Толкина. Ælfstân – это англосаксонская версия более древнего (?) Albstein. Она [(A)Elfstân] встречается в дополнении «Б» к «Властелину Колец», где им назван хоббит (Elfstan Fairborn)<68>. Известно, что эта англосаксонская форма была для хоббитов переводом с квэнийского имени Арагорна – Elessar<69>. В свою очередь Elessar и означает «эльфийский (но драгоценный) камень». Другими словами, если по толкиновской интерпретации Elessar/Elfstân/Albstein, это – «драгоценность, принадлежащая эльфам», но не «жертвенник-валун», то, соответственно, отпадает нелепая идея объяснять исходный германский Alb-stein и пр. как «жертвенники» с сидящими внутри эльфами и пр. (в Bosworth-Toller’овском словаре англосаксонского языка под словом stân дан длинный перечень значений – он также включает «драгоценный камень»). Следовательно, тут Толкин (как и во многих других случаях) дал свое объяснение изначального смысла этого целого Elessar/Elfstân/Albstein ряда имен.

Следуя признанию Толкина, что он «всегда искал в мифах и волшебных историях материал, вещи определенного тона и атмосферы»<70> и, принимая во внимание его ссылку на то, что «Fair Folk» («Прекрасный народ, семейство»), как один из эпитетов прилагаемых к эльфам во «Властелине Колец», был основан им на переводе (и изначальном смысле?) валлийских Tylwyth Têg<71gt;, мы можем попробовать привести краткий список общеевропейских (кельто-германских) терминов, связанных с эльфами, которые Толкин перевел на эльфийские языки и, следовательно, глубоко усвоил и объяснил в «своей» мифологии:

1) Ljósálfar. Из исландской «Младшей Эдды» мы знаем, что они (в переводе: «светлые альвы-эльфы») живут в своей, удаленной от людей, стране (Ljós)álfheimr (а также в «небесном» чертоге Gimli), управляемые, по-видимому, Yngvi-Frey(r)’ом (англ. Ing)<72>. Прямой аналог этому – Calaquendi («светлые квэнди-эльфы»), чей верховный король в Валиноре зовется в «Сильмариллионе» – Ingwë.

2) (Ljós)álfheimr, т. е. «Страна (мир) альвов-эльфов». Толкин не только переводит это название на квэнья как Eldamar «Эльфийский дом, земля», но даже идет дальше, и «восстанавливает» утраченное англосаксонское название Ælfhâm (опять «Дом, земля эльфов»)<73>.

3) Eluen londe (≈ *Avallon). Среднеанглийский эквивалент для «Земли эльфов», соответствует квэнья-названию Eldanor («Эльфийская земля»). (Сравни также некоторую схожесть этой среднеанглийской формы [Eluen londe], в написании, с квэнийской Alqualondë [хотя это вряд ли верно фонетически].)

4) ælfsciene (ælfscínu). Англосаксонский поэтический эпитет, означающий «сияющая (прекрасная), словно эльфа». У Толкина это Eleðwen (синдарин) – «эльфо-сияние», «сияющая (прекрасная), как эльфа».

5) Alboin, Ælfwine, Alpwin, Álfvinr – германские имена людей; все, значащие «друг эльфов», переведены с точностью на квэнья и синадрин: Elendil, Quendil, Eldameldo, Eldandil, Elvellyn и т. д.

6) Ælfmann и пр. – англосаксонское имя «эльфо-человек» (?) = Elladan, Elrohir («elf + man») [«Letters» № 211, стр. 282] (синдарин).

7) Sverðálf(a)r – древнеисландский кеннинг «альвы (эльфы) мечей» = нолдор(ы) – «Sword-elves» («Lost Road» и X том «Истории Средне-земья»).

8) ellevill – датско-норвежский термин «помешанный на эльфах»; напоминает о синдаринском elvellyn «друг, приверженец эльфов, имеющий любовь к эльфам, но без глубокого знания об эльфо-культуре», в отличии, к примеру, от Eldandil или Quendil.

10) Ælfnoþ = Eldakan.

Опять же, мы можем говорить здесь не о совпадении или заеме имен и концепций в «персональную» мифологию, но о намеренной реконструкции первоисточника – исконного образа «истинных эльфов».

Также Толкин использует буквально «Good People» («Добрый народ») для Лесных эльфов в «Хоббите» – эта форма, рассматриваемая как эвфемизм<74> современными фольклористами, универсально прилагается к ирландским «эльфам» и звучит как Daoine Maithe – в гэльском или Dynion Mad – в кельтском языке Уэльса.

В «Хоббите» опять же упоминается в своей старинной форме слово Faerie<75> для «приспособленного» (к современному английскому сознанию?) перевода Valinōrë – «Земли богов», куда ушло жить большинство эльфов.

Elf-kin (или Elven-kind ): «эльфо-род, эльфийская раса», – буквально аналог-перевод (в форме никогда не упоминавшейся до Толкина во всей современной английской литературе<76>) англосаксонского ælfcynn (X в.), древнеисландского álfkunnigr (из «Старшей» и «Младшей Эдд»)<77> и более современной исландской формы álfakyn (XIV в.)<78> того же значения.

Однако, наибольшее развитие получил у Толкина, довольно редко встречающийся в литературных памятниках, мотив эльфийского языка, как отличный от людского, который не понимают смертные<79>. Тут Толкин (снова следуя традициям об «истинных эльфах») делает гениальную вещь: он детально реконструировал и, притом, не один, а сразу несколько языков эльфов: главным образом Q(u)enya, Sindarin (Noldorin), Telerin, также упоминает он Danian, Doriathrin, Eldarin, Ilkorin, Lindarin (Vanyarin). Правда, о достоверности этой «реконструкции» судить могут лишь истинные его носители – эльфы. От себя я все же осмелюсь добавить, что для «слуха и разума» смертного, «имеющего вкус к таким вещам», толкиновские реконструкции прекрасны (и, если так можно выразиться, правдоподобны). И к тому же, это единственные известные (детально разработанные) эльфо-наречия, которые можно выучить по-настоящему, понимать и (самое главное) использовать на практике<80>. Не говоря уже о том, что в словарях этих языков, временами, попадаются слова (я осведомлен о примерах с русским и норвежским), которые Толкин не мог знать сам (даже как оксфордский профессор-филолог)…

В заключение сей статьи (после того, как дан воистину небольшой список основных источников об эльфах), остается добавить лишь то, что история и культура народа этого еще ждут смелых (и бескорыстных) исследователей, реставраторов и спасителей их исчезающих традиций. Толкин на этом поприще (вслед за другими: Snorri, Layamon, Jón hinn Lærði и пр.) сделал несколько очередных шагов вверх по ступеням Знания «для помещения Сокрытого народа или эльфов в рамки понимания (людьми)» основ миро-здания. Но сделал он это (по сравнению с предшественниками, опыт которых он, несомненно, перенял) более действенно, при помощи родного широко распространенного, так сказать, «интернационального» сейчас языка, в наиболее популярной (а отнюдь не сухой) повествовательной манере волшебно-героической истории с приключенческим сюжетом («Хоббит», «Властелин Колец»), и этими средствами ухитрился донести свет сего знания до максимально большего количества «людей думающих». Под влиянием его усилий, в нескольких странах хотя бы литературный образ эльфа отчасти даже вернул себе назад свою давнюю истинную окраску, при применении старой же коренной формы<81>. Он спас эльфов от обсуждения только в неимоверно узких кругах «специалистов», с чьей «помощью» уже сейчас получает широкое распространение и укореняется, нередко при помощи искусственных гипотез-уловок<82>, идея о якобы исходном этимологическом значении самого термина «elf», как «дух умершего человека», «белый призрак» и т. д.

Говоря о настоящих «реставраторах» эльфо-культуры, можно предположить целую серию причин и мотивов, толкнувших Толкина и других (о которых см. стр. 6) на усилия по восстановлению и сохранению исчезающих традиций невидимого (увы!) сейчас народа. Безусловно, и во-первых, подавляющее число из обсуждаемых авторов «свидетельств об эльфах» были поэтами (в лучшем смысле этого слова); во-вторых, большинство же их не были ярыми поклонниками многочисленных нововведений (их дней), перемен в области духовной, и в «механическом (бытовом)» укладе жизни; и они часто открыто осуждали их, предпочитая придерживаться исконных традиций; так в результате этого подвергся преследованиям, и, в конце концов, был приговорен и изгнан (едва избежав смертной казни) Jón hinn Lærði (Йоун Ученый из Исландии) – помимо прочего, сочувствовавший католикам в период «лютеранского» на них гонения, так католик Толкин уравнивает чудеса «современной цивилизации» с мотивами примитивной магии и соответственно этому изображает осквернение хоббитского края «великим магом» Саруманом; в-третьих, немаловажную роль здесь играет их общая всепроникающая жажда знаний, желание знать подлинную правду о неизведанном (слышимом обычно только в отголосках), исходную истину, томление, равное тяге первопроходца – того безвестного скандинава (германца; sæwicing), которого тяга эта влекла в неизведанные доселе туманные просторы Северных морей<83>; также желание объяснить-исправить (доказать невеждам – исл. úfróðir menn) чрезвычайно двигало этими эльфвинас («эльфо-друзьями»). Одной из наиболее примечательных, по выражению издателей поэмы «Брут», черт англичанина Лайамона [Layamon], автора этого «Брута», было то, что Лайамон, говоря об «Истории короля Артура» и основываясь сам на латинском оригинале ее, составленном Гальфридом Монмутским (через более позднюю переделку ее французом Васом [Wace]), первый добавил то, что опущено было в оригинале (и, чего, разумеется, не было в версии Васа) – «в высшей степени любопытные описания присутствия эльфов [alfene или aluene] при рождении Артура, и переправке эльфами его же смертельно раненого на их остров Авалон»<84>. Как это стремление дополнить-объяснить (восстановить) близко и Толкину! В «Notion Club Papers» он мечтает об обнаружении «листа уникального фрагмента рукописи, написанной на очень раннем валлийском, задолго до времен Гальфрида [Монмутского], о смерти Артура»<85>, подразумевая под этим таинственную «старую книгу на британском (валлийском) языке» – потерянный источник латинского перевода Гальфрида о жизни Артура и других «королей Британии», откуда при переводе он «забыл» (?!) упомянуть эльфов и много чего еще (?!). Или взять, к примеру, толкиновские «реконструкции-объяснения» пропавших звеньев в этимологических цепочках древних мифологических названий, предположений об их истинном (недошедшем до нас) значении: его квэнийскую этимологию Avallon(a), как Avalóna (Avallónë), Atalantë для Атлантиды, или объяснение скандинавского Древа Мира Иггдрасиль (Yggdrasil – Yavanna?); или Sîth. Опять же, случай с Толкином (из всех) здесь наиболее уникален, так как он покусился на целый огромный ряд гипотез-реконструкций – описание величия и падения Атлантиды (т. е. Нуменора или, по-эльфийски, Atalantë), иными словами, «предоставил реальную историю древней трагедии, известный нам миф о которой, может быть лишь дальним отголоском»; на создание образа человека перед его Падением (версии, слегка отличной от общеизвестной), на свое новое толкование «Легенды о плавании св. Брендана» (включающей эльфов), на разработку теории о «сообщении мыслями» («разговоре без слов»), на объяснение сути «полтергейста» (из-за развоплощенных темных майар(ов) – предводителей орков); на гипотезу, относительно происхождения Луны – «Isil» (затем отвергнутую в пользу более «романтической», но, увы, не более того, версии); на создание идеального «Нового английского алфавита» (смеси Tengwar’а, международных фонетических знаков и т. д.)<86>; на изложение теории о идеальной fairy-story («волшебной? истории») и на последующее ее (fairy-story) воплощение [«Властелин Колец»]; желание написать «персональную» мифологию для родной Англии; собственное изложение «Morte d’Arthur», перечислять тут можно бесконечно; и, наконец, в-четвертых, все обсуждаемые «реставраторы» эльфо-культуры объединены были, очевидно, одной общей чертой – тем типом душевного склада (с отличительным оттенком и духом его), что именуется сейчас «северный дух, мироощущение северо-запада, в языках, истории и мифах, скорее даже в той точке, где кельтская природная поэтика встречается с германской трагико-героической идеей о неизменно суровой власти судьбы и времени, с представлением о скрытой враждебности к смертным этого огромного, загадочного внешнего мира, который окружает клочок людского Средне-земья (и, наконец, о его гибели в конце веков), примеры тому – трактаты и умозаключения Йоуна Ученого, преподобных Кирка (?) и Грэхэма, и «мерсийцев» – Лайамона (по проживанию), Толкина (по духу), т. е. то «северное мироощущение», где «(истинные) эльфы» занимали (и занимают) свое естественное положение – перворожденного, таинственного народа, которому дана была малая (прекрасная) власть над природой, народа, в промежуточном состоянии между чинами ангельскими и земными людьми, сочетающем в себе все признаки рациональных созданий, в целом независимого от смертных.

И с этим, опять, в памяти возникают строки из упомянутой выше книги Толкина: «Существует теория, что память о виденном Падении Нуменора [и о до-исторических «незаписанных» событиях] продолжает жить в потомках Элендила и Воронвэ [т. е. эльфо-друзей из Нуменора (позже англосаксов) Ælfwine и Tréowine], однако, эти двое не перевоплощаются сами»<87>. Говорит ли здесь Толкин о своем непрекращающемся сновидении [«Atlantis-haunting»] о «гигантской неотвратимой Волне, обрушивающейся на безмолвный мир (берега) – то, что заставило его записать историю Нуменора (Atlantis)<88>, и, также, передалось по наследству одному из его сыновей<89>. Или же он имеет в виду ту каплю эльфийской крови, ту частицу усвоенного «эльфо-знания», переданного людям, в соответствии с «Божественным Планом», через эльфу-майа Лютиэнь!<90> Так или иначе, но Толкин безусловно преуспел в «построении» (реконструкции) образа до-исторического «(истинного) эльфа», – образа, настолько яркого и неожиданного, что подавляющее большинство «средней» читающей публики (давно утерявшей или никогда не имевшей (?) подсознательной памяти об «истинных эльфийских традициях») никак не в состоянии смириться с мыслью, что толкиновские квэнди (эльфы) – не просто «плод воображения оксфордского интеллектуала», но нечто гораздо большее и убедительное (так сказать, сильнодействующее), обладающее силой скрытой (лежащей в основе) правды и стимулом к непрерывной «эстафете» свидетельств, написанных эльфо-друзьями. Как «суб-творец» («суб-создатель»)<91>, Толкин, выражая «девиз», возможно, всех людей, старающихся возродить «эльфо-культуру», однажды написал: «Почему эльфо- ? Я не знаю. На самом деле, – это одна из тех вещей, разгадать которые я стремлюсь более всего»<92>.

Дополнение (о смешанных браках людей с эльфами)

Насколько мне известно, у Толкина описаны четыре случая смешанных браков между смертными героями и эльфийскими девами, т. е.: Бэрен и Лютиэнь, Туор и Идриль, Арагорн (смертный по выбору далеких предков) и Арвэн Ундомиэль (полу-эльфа по отдаленной линии родства).

Также Толкин выводит происхождение рода Имрахила (человека из Дол-Амрота) от смертного Имразора и эльфы Митреллас (девы из свиты Нимродели). Эта Митреллас родила сына и дочь (будучи полу-насильно (?) взята в жены) и после [воспользовавшись случаем] «тихо выскользнула ночью» и он (Имразор) не видел ее боле [«Unfinished Tales», стр. 248, «Amroth & Nimrodel»].

Нелишне тут вспомнить и о любопытной ссылке в «Хоббите», которая намекает на истоки необычной (для хоббитов) страсти к путешествиям Туков: «поговаривали будто давным-давно кто-то из предков Туков, должно быть, женился на fairy». В другом месте Толкин написал: «Хоббиты – это особая разновидность людской расы».

P. S. «Um álfa bækr eðr «álfrúnir» segir hann [Jón hinn Lærði] að þeir sem svo eru ramskygnir, að þeir sjá gegnum holt og hæðir „ kynni að sjá letr á Ljúflínga eðr Álfheimabókum, sem álfrúnir kallast, en öðrum óskygnum sýnist hvítt óskrifað perment, öllum þó ólesandi við dags eðr sólarljós, utan við skugga, skýlu eðr mánaskin. En fróðir menn hafa dæmt þeirra skript líkasta þeim gömlu írsku bókum, með þeirra gullstöfum og fegrstu farfa, smáverki utan og innan fáðir.» [Из предисловия Гвюдбрандюра Вигхвуссона (стр. xvi) к фольклорной коллекции Йоуна Ауртнасона (старое издание). См. русск. пер. в книге Л. Кораблева «Из рассказов о древнеисландском колдовстве и Сокрытом народе», стр. 38, 41-2, 145; ср. также Л. Кораблев «Графическая магия исландцев», стр. 60, 89, «Рунология» Йоуна Оулафс-сона из Грюнна-вика. Исландские трактаты XVII века», стр. 115-16, 138, 142, 165 (álfrúnir).]

Список книг и статей, опубликованных автором данной статьи
(в которых также обсуждаются вопросы эльфо-культуры)

(книги)
«Графическая магия исландцев». «Велигор». М. 2002.
«Из рассказов о древнеисландском колдовстве и Сокрытом народе». «София». М. 2003.
«Рунические заговоры и апокрифические молитвы исландцев». «Велигор». М. 2003.
«Рунология» Йоуна Оулафс-сона из Грюнна-вика. Исландские трактаты XVII века». «Велигор». М. 2005.
«Колдовской полет: Руническая астрология». «Деловая книга». М. 2005.

(статьи и пр.)
«Краткое вступительное слово к первой редакции книги «Из рассказов о древнеисландском колдовстве и Сокрытом народе» (написано в 1997 г.)
«Маленький трактат о том, как должно искать и находить пути общения с ныне Сокрытым светлым народом, а то есть с истинными эльфами». (1997-8, 2002 гг.)
«Ведьма, что зналась с белыми бесами, ибо так они [востаки] называли эльфов» (2003 г.)
«Дары эльфов людям» (2003 г.)
«Духи Исландии: перевод и комментарии к док. фильму» (2004-5 гг.)
«Те, кто видит сквозь горы и холмы» (2005г.)

“Руны льювлингов (эльфов)”. Подборка отрывков о магических способах общения с Сокрытым народом, составленная Л. Кораблевым согласно исл. рукописям XVII-XVIII вв.: Papp. fol. nr 64; AM. 413, fol.; AM. 687 d, 4to; AM. Acc. I (1727) и др., и записанная им исландскими «рунами речи» (mál-rúnir); с реконструкцией, описанных в сих магических отрывках чародейских фигур и знаков.
(Выражаем благодарность И.Колерову (Wolfsblood) за помощь в востановлении утерянных оригиналов изображения.)


См. далее этот же материал на персональном сайте Леонида Кораблева :
http://alfatruin.msk.ru/2007/02/08/unfallen-elves/

Кстати говоря, я откровенно "спиратировал" эту статью с данного сайта Леонида Кораблева, поэтому я не могу запретить копировать это в свой дневник, однако я не уверен, что могу посоветовать далее делать с этим материалом то же самое, что и я (то есть размещать его в своем сетевом дневнике без какого-либо согласия него автора, то есть без согласия на это со стороны Леонида Кораблева.
Рубрики:  эльфы

Метки:  

Дни Бузины.

Пятница, 07 Декабря 2007 г. 22:38 + в цитатник

Начинаются дни Бузины (чёрной) Это последнее дерево в годовом круге. Бузина - "Огненный столп распада". Подробности - как всегда, на 1 стр. дневника (в астрологической разработке). (274x403, 14Kb)


Маски.

Пятница, 07 Декабря 2007 г. 16:12 + в цитатник
Это цитата сообщения Bornedfree [Прочитать целиком + В свой цитатник или сообщество!]

Маски

Хочу попасть на венецианский карнавал!Красота нереальная, обожаю маски.


Читать далее

Рубрики:  иллюстрации, куклы, прикладное искусство

Метки:  

О деньгах.

Четверг, 06 Декабря 2007 г. 20:59 + в цитатник

Решила сканировать один листок из старого календаря, который у меня есть. К сожалению, календарь не полный, и нет обложки. Так что точно год указать не могу. Но там идёт речь о многочисленных гос. заёмах, последняя дата: 1904г.
Итак, курсы валют!


Вижу, что получилось очень мелко. вот кусок в увеличенном виде: (699x245, 88Kb) (700x508, 150Kb)

Рубрики:  история

Метки:  

Глядя в окно.

Четверг, 06 Декабря 2007 г. 12:14 + в цитатник

На Балтике ледяной шторм. Как хорошо что я не среди этих хлёстких пепельных волн. А ветер всего лишь воет под дверью. Всё вокруг монохромное и воющее. Неужели скоро Новый Год? Не может быть. Время - это один большой, большой волк.


Метки:  

Брачные объявления

Среда, 05 Декабря 2007 г. 19:37 + в цитатник
Это цитата сообщения robot_marvin [Прочитать целиком + В свой цитатник или сообщество!]

Рубрики:  юмор

Метки:  

Мифы Ирландии. Из цикла "Битва на Белом берегу".

Вторник, 04 Декабря 2007 г. 13:51 + в цитатник

Помощь сидов

 

Когда гонец Финна по имени Тистеллах явился на Белый берег узнать, нет ли вестей о чужеземцах, Конн приказал ему немедля возвращаться к Финну. Однако Тистеллах сначала омочил меч в крови врага Ирландии. Он вызвал на бой чужеземного воина, и к нему вышел могучий Коймлеатан, с которым они долго бились на копьях и на мечах. Потом Коймлеатан подхватил Тистеллаха, чтобы живым принести его на корабль, однако Тистеллах вывернулся у него из рук и отрубил ему голову. Она упала в море, и Тистеллаху пришлось вытаскивать ее па берег.
— Хвала тебе! — крикнул Конн. — Иди сегодня в Тару Луахру к моему отцу Брану, сыну Фебала, и скажи ему, чтобы он позвал детей богини Дану на помощь. А завтра иди к Финну.
Так и получилось, что Тистеллах первым делом помчался к Брану.
Бран, сын Фебала немедля отправился к сидам в Дун Сеснан, что в Уай Коналл Габру, где они сошлись на пир. Там он отыскал трех юных героев Илбрека Многоцветного, сына Мананнана, Неманаха Жемчужного, сына Энгуса Ока, и Сигнала, внука Мидира, которые сердечно поздоровались с ним и позвали в пиршественную залу.
— Есть дела поважнее, — сказал им Бран и поведал о битве своего сына Конна Критера с чужеземцами.
— Оставайся со мной, — ответил ему Сеснан, — а мой сын Долб отправится к Бодбу Дергу, сыну Дагды, и приведет к нам всех сидов.
Бран остался, а Долб, сын Сеснана, отправился в Сид Бей Финн, что над Маг Фемен, где в то время был Бодб Дерг, и передал ему просьбу Сеснана.
— Юноша, — спросил его Бодб Дерг, — почему мы должны помогать ирландцам?
— Почему ты спрашиваешь? — отозвался Долб. — Разве есть в Ирландии хоть один король, или сын короля, или вождь, в роду которого не было бы жены или возлюбленной из племени богини Дану? Разве они не помогали тебе, когда у тебя была нужда в помощи?
— Клянусь, ты хороший гонец, коли сумел хорошо мне ответить.
И Бодб Дерг послал гонцов ко всем сидам, призывая их немедля идти к нему. А потом все отправились в Дун Сеснайн и оставались там до утра. С первыми лучами солнца они надели рубахи из самого дорогого шелка и расшитые плащи, взяли в руки зеленые щиты, и мечи, и копья.
Во главе сидов встали Бодб Дерг и Мидир из Бри Лейт, и Лир из Сид Финнахайд, и Абартах, сын Илдатаха, и Илбрек, сын Мананнана, и Фионбхар из Сионнана, и Сладкоречивый Муж с берега реки Войн.
Воинство явилось в Сиараге Луахру, оттуда в Слиаб Мис, а оттуда уже на Белый Берег.
— О, дети богини Дану, — сказал им Абартах, — воспарите духом перед лицом

сражения, ибо о ваших подвигах будут рассказывать до скончания веков. Исполните великие клятвы, которые вы давали на празднествах.
— Иди, Глас, сын Дремена, — сказал Бодб Дерг, — к королю Всех Земель и скажи ему, что я пришел сражаться с ним.
Глас сделал, как ему было ведено.
— Не воинство ли фениев вижу я на берегу? — спросил король Всех Земель.
— Нет, — ответил ему Глас. — Это другие ирландцы, которые не смеют жить на земле, а прячутся под землей в тайных домах, и они послали меня говорить с тобой.
— Кто ответит сидам от меня? — спросил король Всех Земель.
— Мы ответим, — отозвались два короля, Комур Кромхенн, король собакоголовых мужей, и Кайтхенн, король кошачьеголовых мужей.
Вместе со своими пятью отрядами в красных доспехах они сошли на берег, и тем, кто был на берегу, показалось, что длинная красная волна приближается к ним.
— Кто от меня сразится с королем собакоголовых? — спросил Бодб Дерг.
— Я сражусь, — ответил Лир из Сид Финнахайд, — хотя я слыхал, что нет ни у кого на земле рук сильнее, чем его руки.
— Кто сразится от меня с королем Кошачеголовых? — спросил Бодб Дерг.
— Я сражусь, — ответил Абартах, сын Илдатаха.
Лир и король собакоголовых сошлись лицом к лицу, и долго они бились, пока король Собакоголовых не стал одолевать Лира.
— Плохо приходится Лиру, — сказал Бодб Дерг. — Пусть кто-нибудь поможет ему.
Поднялся Илбрек, сын Мананнана, однако король собакоголовых ранил его, и ничем не смог Илбрек помочь Лиру.
Тогда поднялся Сигмал, внук Мидира, и с ним пять сыновей Финникстука, но и их одолел король собакоголовых.
К этому времени Абартах убил короля кошачьеголовых и поднял его на копье, а потом прыгнул между Лиром и его врагом.
— Отдохни. — бросил он Лиру, — и посмотри, как я с ним расправлюсь.
С этими словами он взял меч в левую руку, а правой нацелил копье прямо в сердце короля, который, защищаясь, поднял щит, и Абартах, воспользовавшись этим, отрубил ему обе ноги по колена. Король упал, и Абартах отрубил ему голову.
Увидев, что оба короля погибли, их воинства разбежались, но сиды не дали им далеко уйти и положили всех, однако и своих воинов потеряли немало.

 

Фении

 

Финн и фении были еще в доме Креде, когда к ним явился Тилстеллах. По обычаю, все гонцы первым делом сообщали новости Финну, и если новость была плохая, то он позволял гонцам сообщить ее остальным, а если новость была хорошая, то он сам с удовольствием сообщал ее.
На сей раз Тилстеллах принес Финну весть о чужеземцах, высадившихся на Белом берегу. И на сей раз Финн сам обратился к фениям:
— Фении Ирландии, еще никогда Ирландия не знала такой опасности, какая грозит нам теперь. Немало вам сделали вожди Ирландии. Теперь ваш черед защитить их от чужеземцев.
Фении поклялись отстоять свою землю.
Тогда Креде всем дала доспехи, и воины покинули ее дом, но прежде Финн сказал так:
— Пусть эта жена идет с нами до конца, каким бы он ни был.
Креде отправилась в путь вместе с фениями и пригнала на Белый берег скота без счета, так что целый год и один день, пока не пришел конец битве, фении не знали недостатка в молоке. Раненых же она приказала отвозить в свой дом и лечить там.
Фении вышли из дома Креде, добрались до Сиарайге Луахры, дальше их путь был по берегу Баннлид, когда они оставили по левую руку Слиаб Мис. На ночь им пришлось ставить для себя шалаши и разводить костры.
Однако Кайльте, Ойсин и сын Лугайда, посовещавшись, решили идти дальше, чтобы побыстрее омочить руки в крови врагов Ирландии.
В это время король Всех Земель послал на берег своих вождей, чтобы они добыли ему золота и каменьев. Едва они ступили на землю, как издали громкий крик, и на кораблях им тоже ответили громким криком.
— Клянусь клятвой моего народа, — сказал Кайльте, — я обошел всю землю, но еще никогда не слышал сразу столько воинов.
Не медля больше, три героя бросились на чужеземцев и побили многих, прежде чем Кони Критер и Глас, сын Дремена, услыхали шум битвы и поняли, что фении пришли им на помощь. Они присоединились к юным героям, и ни один чужеземный воин не ушел от них живым.

 

Продолжение следует.

Рубрики:  мифология, легенды
кельтика, артуриана

Метки:  


Процитировано 1 раз

Фотографии

Понедельник, 03 Декабря 2007 г. 13:34 + в цитатник
Фотографии, сделанные в Эрмитаже дальше грузить пока не удаётся. Какие-то проблемы на сервере? Ждёмс...

Новость.

Понедельник, 03 Декабря 2007 г. 10:47 + в цитатник
Это цитата сообщения robot_marvin [Прочитать целиком + В свой цитатник или сообщество!]

Новость дня

Компания Six Apart продает сервис интернет-дневников LiveJournal основанной в России компании "СУП", сообщает в воскресенье, 2 декабря, информационное агентство АР. О сделке будет объявлено в понедельник, сумма, заплаченная владельцам Six Apart, на данном этапе не разглашается.

Компания "СУП", которая в рамках лицензионного соглашения управляет русскоязычным сегментом "Живого журнала" около года, планирует создать новую компанию в Сан-Франциско, в обязанности которой будет входить глобальное управление сервисом LiveJournal.

http://newsru.co.il/world/02dec2007/livejournal510.html

ЖеЖешечке кранты...((((

Фотоохота. Эрмитаж.

Воскресенье, 02 Декабря 2007 г. 13:17 + в цитатник

Вчера я отправилась на фотоохоту. Моей целью был Эрмитаж. Я поехала довольно поздно, так, чтобы приехать примерно за два часа до закрытия. Во-первых, выспалась, во-вторых - не спеша собралась… И поехала. По дороге мне попались странные вещи.

Например, я дважды увидела плачущих людей. Сначала девушка на эскалаторе, потом на улице шёл толстенький мальчик и очень горько рыдал. Обычно никогда такое не попадается. Было и ещё нечто. Я удивилась этим дубликатам и двинулась дальше. Подойдя к Дворцовой площади, я увидела пресловутый каток. Кому как, а мне идея сделать каток прямо на Дворцовой площади, вокруг Александрийского столпа, под Ангелом с крестом не понравилась. Я всячески «за» катки, сама в детстве очень любила кататься на коньках, и у меня очень хорошо получалось, я и теперь бы не прочь… Но в этом месте – это странно. Почему бы не сделать тогда каток и в парке близ Александро-Невской Лавры, возле кладбища? Обойдя каток, о котором я расскажу ещё позже, я вошла во двор Зимнего Дворца, надеясь быстренько взять билеты и приступить к экскурсии. И тут я увидела нечто. Это была длиннющая очередь, идущая до середины двора – на вход в здание! Я скорбно выпучила глаза и пристроилась в конец. До закрытия оставалось два часа. Я смотрела, как медленно, под присмотром Амона, люди втягиваются внутрь. Смеркалось. Наконец и я втянулась в здание. И обнаружила, что половина касс не работает, и в каждую кассу стоит предлинная очередь. О ужас… Дедушка, стоящий передо мной тщательно объяснял симпатичной, не молодой, и совершенно прокурорского вида кассирше, что ему надо льготный билет, что он совсем пенсионер, но забыл удостоверение. Ему что-то, наконец, выдали. Я решительно протянула свою пятисотку, спрашивая входной билет и билет на фотографирование. Тут же, без всяких вопросов и разговоров, получила льготный билет и приличную сдачу. Почему?! Я не спорила.)) Я устремилась вниз по ступеням, к гардеробу, собираясь немедленно избавиться от шубы и…и всё. Ничего подобного не произошло. Я увидела длинные очереди во все сектора гардероба, и очереди эти стояли на месте. Не было жетонов! Однако в свой черед, я всё-таки достигла цели, кажущейся такой недосягаемой вначале.) На главной лестнице стояли трое: мама, папа и ребёнок, который дико кричал и плакал. Он кричал: не хочу ничего смотреть, аааа! Это был третий плачущий.

Многое фотографировать было нельзя. Все картины – только без вспышки, а без вспышки эффекта не было. Все временные экспозиции. Все павильоны, где присутствуют древние образцы тканей. Таковы, например, залы Индии, Китая, и прочее…Китайский фарфор только без вспышки. Нельзя, конечно, было фотографировать бедную мумию в Египетском зале. Нельзя фотографировать иконы. Хотя византийские – можно! Главное, что оставалось очень мало времени, и о том, чтобы записывать что-то, уже и речи не было. Короче, в этот раз я приехала именно фотографировать. То, что можно. Не взыщите, что многие фотографии какое-то время будут без комментариев. Что помню, знаю – то прокомментирую. Это были сами залы, потолки, скульптура, светильники, столики, предметы, витрины (которые, впрочем, сильно бликовали), гобелены, комоды, часы, зеркала, колоннады, лестницы, оружие, доспехи и прочее, прочее… К концу стало уже совсем темно, слабый свет люстр, кое-где совершенно отсутствовал, и вспышки явно не хватало. Я снимала даже виды из окон! Было красиво. На Неве стояли парусники, украшенные фонариками. На фото видно плохо.(( К ночи, в темноте, вспышка высвечивала переплетение света и тени на беломраморных скульптурах. Затенённые залы выглядят на фотографиях таинственно. В самом начале со мной произошла странная вещь. Пройдя Египетский зал, я пошла по залу со скульптурой, и встала перед огромным – с пола до потолка – Зевсом. Я сделала кадр, хотела повторить, и тут мою фотокамеру заглючило. Она отказалась снимать, и выдала табличку: перезарядите аккумулятор! Я же перед выездом всё зарядила! Я остолбенела, и думала, что сама превращусь в такую же статую, и останусь навсегда перед этим Зевсом. Но потом я выключила и снова включила камеру, и всё заработало…

О моём посещении расскажут фотографии. Я с этого дня начну грузить их в фотоальбом.

И вот, почти что ночью, я вышла на улицу. Впереди каток. Розово-голубые борта, в разноцветный горошек. В мегафон всё время кричит заунывно-задорно человек. Над бортами ездят головы. Обойдя это сооружение, я увидела, что впереди, оказывается, стоит военный духовой оркестр, точнее, армейский духовой оркестр. Звуки, которые он извлекал, были каким-то зимним краковяком. Я не в упрёк, ведь на ночь глядя, на морозе и сыром ветру, что за радость дуть в трубы и тромбоны?

Но после этого зрелища я поняла, что если не выпью чашку горячего чёрного кофе, то умру. Чёрный кофе стал моей голубой мечтой. Хотя обычно я почти не пью кофе. Итак, я дала себе слово зайти в первое попавшееся кафе. Под Аркой Зимнего Штаба первым кафе оказался кафе-бар с военным названием, то ли «штабной», то ли какой-то другой – я забыла. И вывеска с физиономией, которая не может принадлежать никому другому, кроме поручика Ржевского. Я изменила своему слову. А так как вся улочка состояла из кафе, то я зашла в следующее. Как я не смотрела название – его не было. Кафе и всё. Оно оказалось на удивление дешёвым. И это почти на Невском! В этом кафе я провела совсем не дурные пол часа. Даже решила немного поужинать. Между прочим, в этом кафе есть интересный бюст Маяковского. Думаете, он установлен на постаменте? На чём-то ещё? Ничего подобного. Он болтался прямо в воздухе, приделанный за макушку к потолку. Прекрасно видно было дно, как, впрочем, и лицо. В этом Маяковском, пожалуй, было что-то и от Горького. Он висел как раз над моим столиком, стоявшем в уголке. Так что я  прекрасно поужинала на пару с Маяковским, и отчасти с Горьким. Я даже не съела булочку, которую позже съела бродячая собака на Балтийском вокзале.

Я ехала, ехала, и приехала на родную свою улицу. Не горел ни один фонарь. В полной черноте я увидела чёрную тонкую трубу над землёй. Раньше её там не было, видимо, только что протянули зачем-то. Я подумала, что в такое тёмное время можно легко споткнуться о трубу и расшибить себе лоб. Девушка, бодро меня обогнавшая, подтвердила мои опасения, проделав это. Дальше, в полной тьме не видно было совершенно обледеневших колдобин и кочек, и я спокойно могла любоваться звёздным небом. Так я дошла до дома, и на этом моё путешествие закончилось.

P.S: Я поняла, что очень люблю фотографировать скульптуру.

Внизу фотография Зимнего Дворца, сделанная мной на выходе.

 

 (467x700, 68Kb)

Рубрики:  текущее

Метки:  

Уильям Батлер Йейтс

Пятница, 30 Ноября 2007 г. 20:15 + в цитатник

Роза земная.

 

Кто скажет, будто красота – лишь сон?

За этих губ трагический изгиб

(Его в раю забыть вы не смогли б!)

Вознесся дымом в небо Илион,

Сын Уснеха погиб.

 

Под бурей, мчащейся издалека,

Всё рушится, что человек воздвиг;

Народы и века пройдут как миг,

И звёзды сдует словно облака,

Лишь вечен этот лик.

 

Склонитесь молча, ангелы, вокруг:

Пока она блуждала без дорог

В пустынных безднах, милосердный Бог

Узрел скиталицу – и мир, как луг,

Ей постелил у ног.

 

Плащ.

 

Я сшил из песен плащ,

Узорами украсил

Из древних саг и басен

От плеч до пят.

Но дураки украли

И красоваться стали

На зависть остальным.

Оставь им эти песни,

О Муза! Интересней

Ходить нагим.

 

Заячья косточка.

 

Бросить бы мне этот берег,

И уплыть далеко,

В тот край, где любят беспечно

И забывают легко,

Где короли под дудочку

Танцуют среди дерев –

И выбирают на каждый танец

Новых себе королев.

 

И там, у кромки прилива,

Я нашёл бы заячью кость,

Дырочку просверлил бы

И посмотрел насквозь

На мир, где венчают поп и дьячок,

На старый, смешной насквозь

Мир – далеко, далеко за волной –

Сквозь тонкую заячью кость.

 

 

 

Рубрики:  поэзия

Метки:  


Процитировано 1 раз

Впечатление

Пятница, 30 Ноября 2007 г. 12:42 + в цитатник

Есть у меня одна знакомая школьница. Подросток, так принято говорить об этом возрасте. Так вот, личность эта совершенно замечательная. Бывает, что поговоришь с взрослым человеком, а результат тот же, как будто поговорил с вороньем пугалом. Но с моей знакомой говорить одно удовольствие. От неё мне делается светлее на душе. И чего только она не выкинет, в кого только не влюбится! От неё можно ожидать любого готического сальто.))) Нет наверное ничего на свете, где бы не выразилась её творческая натура. Но всё, что бы она ни сделала - всё оборачивается к лучшему. Я горжусь ею. Если бы все люди были подобными - за будущее можно было бы быть спокойным.
Эта запись не требует комментариев. Просто делюсь впечатлением.


Метки:  

Тили-тили-тили-бом, закрывается альбом!

Среда, 28 Ноября 2007 г. 22:08 + в цитатник
Дорогие мои Постоянные Читатели. Я предполагаю, что в ближайшее время мой дневник станет закрытым. В связи с этим прошу вас, всех, кто хочет дальше продолжать общение, в течении примерно недельки, подать тут свой голос, дабы я могла вас внести в круг допущенных.
С уважением, ваша Э.М.

Ассизи

Среда, 28 Ноября 2007 г. 22:02 + в цитатник
Это цитата сообщения ASorel [Прочитать целиком + В свой цитатник или сообщество!]

На родине Франциска Ассизского

В Ассизи мы приехали 3 октября, за день до поминовения святого Франциска. Расстроились, что не подгадали к дате, но потом поняли, что на самом деле именно этот, предпраздничный, день и был самым удачным.

Расположен Ассизи высоко в горах и издали виднеется остроконечными белыми башнями, нависающими над самым обрывом.

Вид из окна, поэтому слегка бликует:

 

 (599x399, 106Kb)

 


много фоток
Рубрики:  интересное, разное

Метки:  

Поиск сообщений в Эльдис
Страницы: 311 ... 20 19 [18] 17 16 ..
.. 1 Календарь