-

Быстрый переход по страницам блога Эльдис:

 -Поиск по дневнику

Поиск сообщений в Эльдис

 -Рубрики

 -Статистика

Статистика LiveInternet.ru: показано количество хитов и посетителей
Создан: 07.04.2007
Записей: 6216
Комментариев: 104554
Написано: 171693

Ко Дню Победы.

Пятница, 08 Мая 2009 г. 11:58 + в цитатник

Я хочу рассказать историю, которая лично для меня является символом победы. Я писала об этом здесь в самом начале, когда только ещё пришла в дневники. Но сейчас пришли многие новые читатели, и я хочу поделиться с ними своими мыслями.

Раньше мы жили в коммуналке. Десять комнат - десять семей. Моя мама всегда с теплотой рассказывает о том периоде жизни, о тех удивительных, человеческих отношениях, царивших в нашем доме. Никогда я не слышала ни одной жалобы, плохой истории о том времени, но только всё самое доброе и хорошее. А дом наш можно увидеть, как только выходите из метро Чернышевская. Как выходите - так сразу его и видите.

И вот жил там один человек. Звали этого человека Борис Березюк. Пришла война и он как все пошёл на фронт. И случилось так, что во время войны этот человек попал в плен, оказался в концлагере Дахау. Долго он ждать не стал. Он бежал. Один. Его поймали, рвали собаками, били прикладами, полосовали и сажали в карцер, морили голодом и холодом. Он выжил. Его отправили на работы. Но он бежал. Один. Успел добежать до леса, уже была надежда... Поймали. Рвали собаками, били прикладами, полосовали, посадили в карцер... Выжил! К нему туда подсадили бухарца, который говорил только на персидском языке. Надеялись, что они не смогут общаться, так как не знают языка друг друга и друг друга не поймут. Но они договорились! Они научились понимать друг друга, и когда их выпустили... они бежали! Сначала они добрались до французских маки - (французские партизаны). Соединившись с ними, они воевали в партизанском отряде вместе с французскими, а затем и вместе югославскими партизанами, блуждая по территории Франции и Югославии. После окончания войны он вернулся в Ленинград, нашёл свою любимую девушку, которая до войны ему отказала, но теперь, когда он вернулся - они поженились. Он говорил, что именно желание вернуться к любимой женщине давало ему силы тогда... У них родился сын, а у сына - дочь, а дочка родила двух дочек :) И так, жизнь продолжается.

И у каждой семьи своя история.

С Днём Победы!

Мы за ценой не постоим. Автор Булат Окуджава, исп. Нина Ургант



Гори гори моя звезда. Анна Герман.



Ещё я хочу сказать, что все мы можем жить вместе и понимать друг друга. В коммуналке, в карцере... Русские, бухарцы, французы, югославы - все. Нужно только точно знать кто мы такие и чего хотим.

Рубрики:  музыка
общество, актуальное
ВОВ
Метки:  

Процитировано 2 раз



Иван_Меньшой   обратиться по имени Пятница, 08 Мая 2009 г. 12:20 (ссылка)
Екатерина! Спасибо за душевный рассказ.
Ничего, если в тему?

Е. Евтушенко

Итальянские слёзы
Возле Братска в посёлке Анзёба
плакал рыжий хмельной кладовщик.
Это страшно всегда до озноба,
если плачет не баба — мужик.

И глаза беззащитными были
и кричали о боли своей,
голубые, насквозь голубые,
как у пьяниц и малых детей.

Он опять подливал, выпивая,
усмехался; «А, всё это блажь!»
И жена его плакала: «Ваня,
лучше выпей, да только не плачь».

Говорил он, тяжёлый, поникший,
как, попав под Смоленском в полон,
девятнадцатилетним парнишкой
был отправлен в Италию он:

«Но лопата, браток, не копала
в ограждённой от всех полосе,
а роса на шоссе проступала,
понимаешь — роса на шоссе!

И однажды с корзинкою мимо
итальянка-девчушечка шла,
и, что люди — голодные, мигом,
будто русской была, поняла.

Вся чернявая, словно грачонок,
протянула какой-то их фрукт
из своих семилетних ручонок,
как из бабьих жалетельных рук.

Ну а этим фашистам проклятым —
что им дети, что люди кругом,
и солдат её вдарил прикладом
и вдобавок ещё — сапогом.

И упала, раскинувши руки,
и затылок — весь в кровь о шоссе,
и заплакала горько, по-русски,
так, что сразу мы поняли все.

Сколько наша братва отстрадала,
оттерпела от дома вдали,
но чтоб эта девчушка рыдала,
мы уже потерпеть не могли.

И овчарок, солдат мы — в лопаты,
рассекая их сучьи хрящи,
ну а после уже — в автоматы.
Оказались они хороши.

И свобода нам хлынула в горло,
и, вертлявая, словно юла,
к партизанам их тамошним в горы
та девчушечка нас повела.

Были там и рабочие парни,
и крестьяне — все дрались на ять!
Был священник, по-ихнему «падре»
(так что бога я стал уважать).

Мы делили затяжки, и пули,
и любой сокровенный секрет,
и порою, ей-богу, я путал,
кто был русский в отряде, кто — нет.

Что оливы, браток, что берёзы —
это, в общем, почти всё равно.
Итальянские, русские слёзы
и любые — всё это одно...»

«А потом?» — «А потом при оружье
мы входили под музыку в Рим.
Гладиолусы плюхались в лужи,
и шагали мы прямо по ним.

Развевался и флаг партизанский,
и французский, и английский был,
и зебрастый американский...
Лишь про нашенский Рим позабыл.

Но один старичишка у храма
подошёл и по-русски сказал:
«Я шофёр из посольства Сиама.
Наш посол был фашист... Он сбежал...

Эмигрант я, но родину помню.
Здесь он, рядом, тот брошенный дом.
Флаг, взгляните-ка, — алое поле, —
только лев затесался на нём».

И тогда, не смущаясь нимало,
финкарями спороли мы льва,
но чего-то ещё не хватало —
мы не поняли даже сперва.

А чернявый грачонок — Мария,
(да простит ей сиамский посол!)
хвать-ка ножницы из барберии
да и шварк от юбчонки подол!

И чего-то она верещала,
улыбалась — хитрёхонько так,
и чего-то она вырезала,
а потом нашивала на флаг.

И взлетел — аж глаза стали мокнуть
у братвы загрубелой, лютой —
красный флаг, а на нём серп и молот
из юбчонки девчушечки той...»

«А потом?» Похмурел он, запнувшись,
дёрнул спирта под сливовый джем,
а лицо было в детских веснушках
и в морщинах — не детских совсем.

«А потом через Каспий мы плыли,
улыбались, и в пляс на борту.
Мы героями вроде как были,
но героями — лишь до Баку.

Гладиолусами не встречали,
а встречали, браток, при штыках.
По-немецки овчарки рычали
на отечественных поводках.

Конвоиров безусые лица
с подозреньем смотрели на нас,
и кричали мальчишки нам: «Фрицы!» —
так, что слёзы вставали у глаз.

Весь в прыщах лейтенант-необстрелок
в форме новенькой — так его мать! —
нам спокойно сказал: «Без истерик!» —
и добавил: «Оружие сдать!»

Мы на этот приказ наплевали,
мы гордились оружьем своим:
«Нам без боя его не давали,
и без боя его не сдадим».

Но солдатики нас по-пастушьи
привели, как овец, сосчитав,
к так знакомой железной подружке
в так знакомых железных цветах.

И куда ты негаданно делась
в нашей собственной кровной стране,
партизанская прежняя смелость?
Или, может, приснилась во сне?

Опустили мы головы низко
и оружие сдали легко.
До Италии было не близко.
До свободы — совсем далеко.

Я, сдавая оружье и шмотки,
под рубахою спрятал тот флаг,
но его отобрали при шмоне:
«Недостоин, — сказали, — ты враг...»

И лежал на оружье безмолвном,
что досталось нам в битве святой,
красный флаг, а на нём — серп и молот
из юбчонки девчушечки той...»

«А потом?» Усмехнулся он желчно,
после спирту ещё пропустил
да и ложкой комкастого джема,
искривившись, его подсластил.

Вновь лицо он сдержал через силу
и не знал, его спрятать куда.
«А, не стоит... Что было — то было.
Только б не было так никогда.

Завтра рано вставать мне — работа.
Ну а будешь в Италии ты:
где-то в городе Монте-Ротонда
там живут партизаны-браты.

И Мария — вся в чёрных колечках,
а теперь уж в седых — столько лет...
Передай — если помнит, конечно, —
ей от рыжего Вани привет.

Ну не надо про лагерь, понятно.
Как сказал — что прошло, то прошло.
Ты скажи им — им будет приятно:
«В общем, Ваня живёт хорошо...»

Ваня, всё же я в Монте-Ротонде
побывал, как просил меня ты.
Там крестьянин, шофёр и ремонтник
обнимали меня, как браты.

Не застал я сеньоры Марии.
На минуту зашёл в её дом,
и взглянули твои голубые
С фотографии — рядом с Христом.

Меня спрашивали и крестьяне,
и священник, и дровосек:
«Как там Ванья? Как Ванья? Как Ванья? -
И вздыхали: — Какой человек!»

Партизаны стояли рядами —
столько их для расспросов пришло,
и твердил я, скрывая рыданья:
«В общем, Ваня живёт хорошо».

Были мы ни пьяны, ни тверёзы —
просто пели и пили вино.
Итальянские, русские слёзы
и любые — всё это одно.

Что ж ты плачешь, опять наливая,
что ж ты цедишь: «А, всё это — блажь!»?
Тебя помнит Италия, Ваня,
и запомнит Россия — не плачь.

1964
Ответить С цитатой В цитатник
ВладимЕр_Козинов   обратиться по имени Светлая память...тем - кто сражался за Родину.... Пятница, 08 Мая 2009 г. 12:52 (ссылка)
Эльдис Миртиэль...спасибо...С Днём Победы!....
Иван_Меньшой, стихотворение - пронзительное...спасибо Вам....
Ответить С цитатой В цитатник
ASorel   обратиться по имени Пятница, 08 Мая 2009 г. 12:59 (ссылка)
Хороший рассказ..
Лишний раз говорит о важности цели. Не совсем это хотела сказать, но как-то выразить иначе не получается..
Ответить С цитатой В цитатник
NADYNROM   обратиться по имени Пятница, 08 Мая 2009 г. 13:06 (ссылка)
Да, у каждой семьи своя история. Хорошо, что эта была со счастливым завершением.
Спасибо за рассказ!
А когда я слышу или читаю такие истории, то понимаю, почему наша страна выстояла в тяжелые годы войны.
Ответить С цитатой В цитатник
Вышиванка   обратиться по имени Пятница, 08 Мая 2009 г. 13:15 (ссылка)
да, у каждой семьи есть свои истории - они то, как раз, и правдивые, в отличие от официозной истории войны...
как жаль, что их все, пока еще не поздно, не запишут и не создадут подлинную "Книгу памяти о той войне.."
Ответить С цитатой В цитатник
Эльдис   обратиться по имени Пятница, 08 Мая 2009 г. 13:19 (ссылка)
Иван_Меньшой, Спасибо! Прекрасные стихи, очень уместно. С наступающим праздником!
Ответить С цитатой В цитатник
Эльдис   обратиться по имени Пятница, 08 Мая 2009 г. 13:23 (ссылка)
ВладимЕр_Козинов, С Днём Победы!)
Ответить С цитатой В цитатник
Эльдис   обратиться по имени Пятница, 08 Мая 2009 г. 13:23 (ссылка)
ASorel, Да, я понимаю.
Ответить С цитатой В цитатник
Эльдис   обратиться по имени Пятница, 08 Мая 2009 г. 13:24 (ссылка)
NADYNROM, Да, верно, и каждая семья по-своему выстояла, и все вместе...
Ответить С цитатой В цитатник
Эльдис   обратиться по имени Пятница, 08 Мая 2009 г. 13:26 (ссылка)
Вышиванка, Запишем, нам пока можно тут всё записывать. Вот только многие не хотят слышать, скандалят, как было 23 февраля. Ничего, потихоньку...
Ответить С цитатой В цитатник
Эльдис   обратиться по имени Пятница, 08 Мая 2009 г. 13:29 (ссылка)
А если к этой истории прибавить то, что творилось в то же самое время, когда он был в концлагере - в Ленинграде, вспомнить про блокаду, это кошмар! Вот полотно жизни... Хорошо что на фронте солдаты не представляли то, что творится у них дома.
Ответить С цитатой В цитатник
Acid_Nebula   обратиться по имени Пятница, 08 Мая 2009 г. 14:50 (ссылка)
Какой замечательный, жизнеутверждающий рассказ.
Спасибо большое.
С Днём Победы!
Ответить С цитатой В цитатник
Эльдис   обратиться по имени Пятница, 08 Мая 2009 г. 15:20 (ссылка)
Tenkuu_Nami, С Днём Победы!)
Ответить С цитатой В цитатник
vera_nadezda   обратиться по имени Пятница, 08 Мая 2009 г. 20:50 (ссылка)
Эльдис_Миртиэль, спасибо! Слова не нужны - все ясно...
«Я помню! Я горжусь!»
Ответить С цитатой В цитатник
Фред_Юнг_боцман_Шрёдингера   обратиться по имени Пятница, 08 Мая 2009 г. 21:24 (ссылка)
Эльдис_Миртиэль,
прекрасный пост! Я процитирую?
Ответить С цитатой В цитатник
Эльдис   обратиться по имени Пятница, 08 Мая 2009 г. 22:09 (ссылка)
Ответить С цитатой В цитатник
Эльдис   обратиться по имени Пятница, 08 Мая 2009 г. 22:12 (ссылка)
_юнга_Фред_, Конечно :)
Ответить С цитатой В цитатник
Alionka_Alionka   обратиться по имени Пятница, 08 Мая 2009 г. 22:37 (ссылка)
Великолепный пост! Спасибо! С праздником!
Ответить С цитатой В цитатник
Эльдис   обратиться по имени Суббота, 09 Мая 2009 г. 00:13 (ссылка)
Alionka_Alionka, С праздником!)
Ответить С цитатой В цитатник
Лексей_Лексеевич   обратиться по имени Суббота, 09 Мая 2009 г. 08:55 (ссылка)
Ответить С цитатой В цитатник
Комментировать К дневнику Страницы: [1] [Новые]
 

Добавить комментарий:
Текст комментария: смайлики

Проверка орфографии: (найти ошибки)

Прикрепить картинку:

 Переводить URL в ссылку
 Подписаться на комментарии
 Подписать картинку