-

Ѕыстрый переход по страницам блога Ёльдис:

 -ѕоиск по дневнику

люди, музыка, видео, фото
ѕоиск сообщений в Ёльдис_ћиртиэль

 -–убрики

 -—татистика

—татистика LiveInternet.ru: показано количество хитов и посетителей
—оздан: 07.04.2007
«аписей: 6215
 омментариев: 104525
Ќаписано: 171663

–уны на оружии.

ѕонедельник, 18 »юн€ 2007 г. 10:55 + в цитатник
÷итата сообщени€ Adanedell

–уны на оружии

–уны на оружии


√лава из книги: ѕредвестники викингов
—еверна€ ≈вропа в I - VIII веках.
’левов ј.ј.



ќдна из самых важных тем — руны, сохранившиес€ на предметах вооружени€. Ќаходки рунических надписей на оружии демонстрируют нам, веро€тно, наиболее мощную форму воздействи€ человека наокружающий его мир. –уны €вл€лись, несомненно, самым действенным магическим инструментом, в то врем€ как оружие выступало в качестве самого авторитетного и непререкаемого аргумента в сфере материальной жизни. » то и другое, с точки зрени€ человека архаической эпохи, наиболее эффективно преобразовывало реальность, измен€€ ее в требуемом направлении. —очетание же двух столь действенных орудий в единый комплекс, несомненно, должно было существенно усиливать результативность предпринимаемых шагов. ¬ этом контексте любопытно подвергнуть исследованию те закономерности, которые можно различить при анализе фонда рунических пам€тников, св€занных с предметами вооружени€.

—ледует отметить, что количество надписей на оружии, известных к насто€щему времени, относительно невелико и в целом составл€ет сравнительно небольшой процент от общего числа рунических пам€тников, причем бросаетс€ в глаза совершенно непропорциональное распределение их по эпохам. “ак, если от интересующей нас эпохи старших рун и переходного периода до нас дошло не менее 26 надписей на предметах вооружени€, то период младшерунической письменности (примерно с 700 по 1300 г.) сохранил лишь около двух дес€тков объектов подобного рода. Ќапомним, что старшерунических надписей известно немногим более 250, в то врем€ как количество эпиграфических пам€тников эпохи викингов и —редневековь€ исчисл€етс€ почти в 6000 единиц. ¬ результате мы получаем весьма показательные цифры: старшерунические надписи на оружии составл€ют примерно 10 % от общего числа находок, в то врем€ как младшерунические — лишь около 0,0035 %.
ѕри этом ни в коей мере нельз€ списать такую разницу на какие-либо различи€ в состо€нии источникового фонда — мы располагаем, как известно, огромным количеством находок предметов вооружени€ эпохи викингов, неизмеримо превосход€щим суммарное количество аналогичных артефактов времен ¬еликого переселени€ или иных эпох. “о есть представленное соотношение получено на основании анализа вполне корректной базы данных и отражает некую закономерность, реально существовавшую и нашедшую отражение в источниках. –азумеетс€, фонд надписей увеличиваетс€, и с течением времени, как и в любой иной сфере рунической эпиграфики, происход€т определенные изменени€ статистического пор€дка, однако столь колоссальный разрыв в цифрах, несомненно, уже не подвергнетс€ существенной корректировке.
»нтересно соотношение находок внутри этой группы. 23 рунические надписи из 26 нанесены на предметы наступательного вооружени€. —реди них 14 экземпл€ров мечей и их конструктивных элементов — наверший, обкладок ножен и т.д., 8 наконечников копий и ƒротиков, 1 древко стрелы. ѕри этом лишь три находки св€заны с предметами оборонительного вооружени€ — 2 умбона от щитов и шлем.
¬ своем исследовании, посв€щенном проблеме рунических надписей на оружии,  . ƒювель выдел€ет четыре группы находок, дифференцируемых им по хронологическому и географическому признакам. ѕервую группу составл€ют находки, происход€щие из болот ёжной ётландии и —еверной √ермании. ¬торой блок образуют надписи на наконечниках копий и дротиков, относимые к периоду III в.н.э. “реть€ группа включает англосаксонские надписи на предметах вооружени€, датируемые VI в.н.э. Ќаконец, в четвертой группе представлены наиболее поздние надписи, относимые к VII в. и обнаруженные за пределами —кандинавского полуострова, в континентальной ≈вропе. ѕодобна€ классификаци€ не €вл€етс€ идеальной, однако позвол€ет привлечь внимание к определенным закономерност€м, присутствующим в данном фонде находок. Ѕросаетс€ в глаза, например, универсальный характер колющего и метательного оружи€ — надписи на копь€х и дротиках присутствуют во всех хронологических подпериодах рассматриваемого отрезка времени. ¬ то же врем€ предметы оборонительного вооружени€ относ€тс€ преимущественно к наиболее ранним эпохам рунической письменности и не представлены среди поздних находок. ќтметим также, что, за редчайшим исключением (кроме надписи из Ёвре —табю), находки оружи€ св€заны с континентальной ≈вропой, Ѕританскими островами или ƒанией, но не со —кандинавским полуостровом. Ёто подчеркивает достаточно подвижный характер того образа жизни, который был присущ германцам на прот€жении периода переселений да и в эпоху ранних варварских королевств, хот€, разумеетс€, свидетельствует также и о большей плотности населени€ в нескандинавских област€х германского мира, а также о широком распространении здесь рунической грамотности и активности применени€ рун в воинском обиходе.

»так, наиболее локальную и вместе с тем наиболее долго существующую группу образуют надписи на предметах вооружени€ из болот пограничь€ √ермании и ƒании. ќбсто€тельства их обнаружени€ далеко не всегда дают ответ на вопрос о том, каким именно образом тот или иной предмет попал в болото. ќтнести все эти объекты априорно к результатам жертвоприношений вр€д ли возможно, хот€ бы уже потому, что мы не можем совершенно исключить и другие возможные обсто€тельства, в результате которых предмет оказалс€ в глубине топи. Ќапример, владелец мог обронить и потер€ть его при переправе через болото либо утонуть вместе с ним, метнуть копье в противника, который, в свою очередь, уже не смог выбратьс€ на сухое место, и т.д. “о есть у нас нет никаких оснований видеть в каждой находке именно жертву богам, вне зависимости от того, что представл€ет собой сама надпись.
Ќаходки из болот датируютс€ примерно от 200 г.н.э. до VI столети€ включительно. Ќаиболее показательны в этой группе следующие надписи.



1. Ќавершие ножен меча из “орсберга относитс€ к наиболее ранним объектам с руническими знаками — оно несет на себе две надписи: owlpupewar и niwajemariR. ѕерва€ из надписей рассматриваетс€ специалистами как искаженное w(u)lpupewaR — определение принадлежности оружи€ (с суффиксом -aR): «си€ющего, великолепного дружинника». ¬тора€ часть — «неплохо известный» (славный);

2.  о второй половине III в. принадлежит обкладка от ножен меча из ¬имозе в ƒании. Ќадпись состоит из двух частей: mariha iala и makija и читаетс€ следующим образом: «этот меч принадлежит мне» или, как вариант, «этот меч принадлежит ћару (им€ владельца)»;

3. “акже в ¬имозе обнаружена серебр€на€ накладка на ножны с золоченой отделкой. Ќа ней рунами написано им€ awns — веро€тно, Awings;

4. »з болота в »ллеруп происходит руко€тка щита с надписью swarda. ќна относитс€ к наиболее ранним — около 200 г. — и истолковываетс€ как один из вариантов германского слова «меч» или прилагательное swarta — «черный»;

5. »з знаменитого Ќюдамского болота, прославившегос€ находкой одного из хорошо сохранившихс€ кораблей эпохи переселений, происходит древко стрелы, датируемое промежутком III-V в.в. с надписью lua—возможно, искаженным типичным заклинанием alu;

6. ¬есьма показательна в смысле истолковани€ надпись на бронзовом фрагменте умбона из »ллерупа — aisgRh. ¬от перечень переводов предложенных отдельными исследовател€ми: Ѕюгге — «—иги владеет этим щитом»; ќльсен — «ќдержи победу, щит»; √ринбергер — «я одерживаю победу»; Ќореен — «Ёйсгер владеет этим»; ’ольтхаузен — «—иггер владеет мной»;  раузе — «Aisig. Hagel» (два слова — «€ростный» и «порча»); √утенбруннер — «ќставайс€ невредимым от бури копий» (кеннинг); јнтонсен — «ќтвод€щий град» (копий или стрел); Ёрик ћольтке высказалс€ в пользу бессмысленности (нечитаемости) надписи. —толь вариативное прочтение, сохран€ющее тем не менее устойчивое семантическое €дро, позвол€ет отнести эту надпись к одному из двух типичных формализованных классов надписей;

7. »з болота  рагехуль в ƒании происход€т п€ть фрагментов наконечников копий, на одном из которых имеетс€ надпись: EkerilaR asugisalas muha haite gagaga ginuga he lija hagalawijubig. ¬ этом достаточно длинном тексте четко и недвусмысленно читаютс€ несколько первых слов: я, эриль јсгисль... ѕосле этого следуют более или менее стандартизованные посв€щени€ и магические формулы, в том числе и известное gagaga.



 роме того, среди болотных находок имеетс€ и весьма показательна€ категори€. Ќа умбоне щита из “орсберга присутствует римска€ надпись — AEL(IUS) AELIANUS. ≈сть и другие римские имена, обнаруженные в »ллерупе, Ќюдаме, “орсберге и ¬имозе.
ƒруга€ группа рунических надписей представлена однотипными находками метательных и колющих копий. —ама€ ранн€€ из них, относима€ ко второй половине II в., одновременно считающа€с€ и наиболее ранней рунической надписью, — листовидный наконечник из Ёвре —табю в Ќорвегии, происход€щий из погребального комплекса, состо€щего из двух мужских и двух женских сожжений. ќдно из наиболее попул€рных толкований надписи raunijaR — «лишающий врага мужества». »з ƒамсдорфа, в ÷ентральном Ѕранденбурге, происходит датируема€ серединой III в. надпись на наконечнике копь€: ranja («наход€щийс€ в движении»?), котора€ приписываетс€ находившимс€ здесь в то врем€ бургундам. ≈динственный из наконечников, найденный не в погребении, — ковельский, несущий надпись tilarids — «стрем€щийс€ к цели». ¬ этой же группе должны быть упом€нуты находки из ћос (√отланд) — sioag или gaois (перевод не€сен, возможно «ревущий, звучащий»), а также польска€ находка из местечка –озвадов — ...krlus (возможно, «€, герул»?).
— британских островов, главным образом из погребений, происход€т несколько находок. ¬  енте обнаружены п€ть деталей меча VI в. и один наконечник копь€ VII в. — в том числе обнаружены:
1. ¬ —арре—нечитаема€ надпись на навершии меча;

2. ¬ Ёш-√илтон — также навершие: eic sigimer nemde — «—игимер назвал мен€», с другой стороны — sigi mci ah («—иги владеет мною»);

3. ќбкладка ножен из „ессел ƒаун-‘ридхоф на острове ”айт: aeco so eri («увеличивающий страдани€»);

4. ƒва серебр€ных позолоченных наверши€ с рунами «z» из Ёш-√илтона, иногда рассматриваемые как посв€щение “ору;

5. ‘авершем. Ќа навершии меча дважды начертана руна “юра. Ётот случай, с точки зрени€ наличествующей у нас информации, должен быть признан классическим — это соответствует одному из крайне немногочисленных упоминаний в Ёдде об истинном магическом значении и употреблении рун;

6. Ќаконечник копь€ из ’олборо — своеобразна€ биндеруна: руна “юра на пр€моугольном основании, напоминающем кириллическую букву ѕ;

7. Ќаконец, скрамасакс из “емзы. «Ќеканонический» вариант англосаксонского футарка, дополненный, веро€тно, именем владельца: beagnop.

ќпределенна€ невыразительность англосаксонских надписей объ€сн€етс€ тем, что германска€ €зыкова€ и магическа€ подоснова рунической письменности в јнглии довольно быстро приходила в упадок.
 онтинентальные надписи VII в. редки. »з более чем 50, обнаруженных, например, в √ермании, — только п€ть сделаны на оружии. »з них относительно разборчивы четыре. Ќа серебр€ной пластинке из Ћейбенау, по всей видимости, присутствует им€ владельца — Rauzvi, остальные знаки спорны. —крамасакс из ’айльфингена несет на себе надпись ikxrxkwiwixu. ѕон€тно лишь то, что в начале стоит местоимение ik — «€».
Ќаконечник копь€ из" ¬урмлингена—надпись idorih. ¬арианты прочтени€ — «делаю могущественным и уважаемым», им€ собственное или посв€щение “ору (Top = Dor?). ¬озможно, им€ собственное имеетс€ и на саксе из Ўтайндорфа: husibald...
Ёпоха викингов донесла до нас только три (!) надписи на оружии, весьма малочисленны и надписи последующего времени (XII—XIII вв.). ƒостаточно сказать, что из примерно 3000 секир, обнаруженных в Ќорвегии, только одна содержит руническую надпись. ѕомимо нечитаемых надписей (afke, ”ппланд), есть достаточно стандартизованные двухчастные: rani: aapnuikur и butfus: faii. («(√)рани владеет этим дротиком. Ѕотфос вырезал») (—венскенс, √отланд) или audmundr gerdi mik. asleikr a mik («јудмунд сделал мен€. јслейк владеет мною») ( орсЄюгорден, Ќорвеги€). ѕериодом около 1200 г. датируетс€ умбон с надписью gunnar gerdi mik. helgi a mik (√уннар сделал мен€, ’ельги владеет мною). ¬ √ринмаунт (»рланди€) найдена надпись, содержаща€ прозвище владельца: tomnalselshofopasoerpeta (ƒуфнал √олова ћорской —обаки владеет этим мечом). Ќаконец, к самому концу периода (конец XIII в.) относитс€ надпись типично христианского свойства: «Ave Maria...»
¬ общей сложности известно более двух дес€тков младшерунических надписей на предметах вооружени€, что, как было указано выше, составл€ет неизмеримо меньшую долю от общего числа, чем в случае со старшеруническими надпис€ми. ¬ыводы, непосредственно следующие из приведенных фактов, в целом свод€тс€ к следующему.
Ќесомненна высока€ роль, котора€ отводилась нанесенным на оружие руническим надпис€м или отдельным знакам. Ётим символам придавалось значение, далеко выход€щее за рамки обычной информационной трансл€ции. ѕри этом €вственно ощутимо четкое различие между двум€ эпохами рунической письменности. ¬ эпоху викингов, когда руническа€ эпиграфика вплотную приблизилась к состо€нию рафинированного алфавитного письма, а вс€кое сверхъестественное содержание рун стало рассматриватьс€ как безусловно второстепенное, окончательно изменилс€ и характер надписей. Ќар€ду с возникающей на самом излете активного бытовани€ рун формулой типичного христианского молитвенного призыва, органично замещающего €зыческое обращение к асам, большинство надписей на оружии в эпоху викингов т€готеет к чрезвычайно устойчивой формуле: «»м€рек сделал мен€. Ќекто владеет мною» с незначительными вариаци€ми. »ногда данна€ надпись редуцируетс€, остаетс€ только им€ владельца. ¬ одном случае можно предположить, что владелец и лицо, вырезавшее руны (разумеетс€, и изготовитель оружи€), €вл€ютс€ разными людьми. ќднако результирующа€ формула отличаетс€ удивительной устойчивостью. Ѕолее того, она фактически, в несколько сокращенной форме, воспроизводит €дро формулы, характерной дл€ наиболее массовой типа пам€тников младшерунической эпиграфики — рунических камней. ƒл€ них также весьма характерно указание, по меньшей мере двух действующих лиц — автора изображени€ и заказчика либо заказ чика и поминаемого посредством установки камн€ человека. –едукци€ формулы и ее предельный лаконизм диктовались характером предмета-носител€ надписи, не оставл€вшего такого простора, как поверхность камн€. “ем не менее сложение весьма формализованного и чрезвычайно устойчивого речевого блока свидетельствует об окончательной фиксации в сознании не только традиции начертани€ рунических надписей, но и стереотипных формулировок, в рамках которых преимущественно и мыслилась, и реализовывалась руническа€ письменность. ”читыва€ весьма значительные изменени€, происходившие с футарком в течение второй половины I — начала II тыс. н.э., мы приходим к выводу, что отраженные в эпиграфике стереотипы мышлени€ оказывались гораздо более устойчивыми, нежели традиционный рунический алфавит.
ѕри этом в подавл€ющем большинстве случаев надписи сугубо утилитарны, ибо сочетают в себе свойства марки изготовител€ и клейма собственника. Ёто служит отражением главной и основной тенденции, €вл€ющейс€ проекцией тенденции общерунической и заключенной в неуклонной десакрализации рунической письменности, уменьшении роли магических, ритуальных и посв€тительных надписей и возрастании роли надписей профанного, бытового содержани€. Ќаметившись еще в эпоху старших рун, в рамках переходного периода в континентальной ≈вропе и на островах, эта тенденци€ приводит к полному торжеству профанных надписей в младшерунический период.
„то же касаетс€ старшерунических надписей на оружии, то они демонстрируют гораздо меньшую формализацию. —обственно, типологи€ надписей не слишком разнообразна. —ледует выделить п€ть основных категории:
1. —обственное им€ оружи€, чаще всего €вл€ющеес€ однословным или составным эпитетом, то есть хейти или кеннингом;
2. ”казание имени владельца оружи€;
3. ”казание на лицо, вырезавшее руны,— эрил€;
4. ћагическое заклинание или его аббревиатура;
5. Ќепосредственное посв€щение оружи€ асу в расчете на помощь.



„резвычайна€ трудность прочтени€ и тем более интерпретации некоторых надписей должна удержать нас от безапелл€ционных выводов. ќднако отметим, что, как правило, эти типы не пересекаютс€, то есть предмет несет обычно достаточно краткую надпись, лежащую в пределах одного из указанных семантических полей. ќчевидна чрезвычайна€ значимость именно магической составл€ющей рунических символов. ѕри неустойчивости орфографии, общей дл€ старшерунических пам€тников, прослеживаетс€ удивительно упорное и настойчивое стремление пометить оружие с использованием чрезвычайно экспрессивных эпитетов, совершенно недвусмысленно подчеркивающих агрессивный и активный либо, реже, оборонительный характер предмета вооружени€. «—трем€щийс€ к цели», «яростный», «ѕроникающий» — трудно представить более подход€щие имена дл€ копий или мечей. —праведливо высказывание Ћ.ј. Ќовотны, указывавшего на то, что надписи на оружии — это прежде всего €зык воинов и племенной знати, предназначенный дл€ варварски возвышенной поэтической передачи ощущени€ борьбы, крови, ран, оружи€, трупов, охоты и т.д. Ёто само по себе блест€щее и €ркое отражение неспокойного мира сокрушителей »мперии воссоздает лихорадочную и воинственную атмосферу эпохи, когда каждый воин находилс€ в состо€нии перманентной борьбы за свое существование и за победу, эпохи, известной нам по эпосу и кровавому оттенку золотых украшений.
Ќесомненна персональна€ св€зь между оружием и его владельцем. ќдно не существует без другого, и наоборот. ¬ этих надпис€х запечатлелась надежда на помощь в решающем броске и удачном ударе, надежда на то, что воврем€ подставленный щит выдержит и не подведет. ћетательное копье, ангон, €вл€лс€ весьма важным элементом экипировки и вместе с тем порой выступал как главный действующий персонаж поединка. ѕервый всесокрушающий бросок мог привести к безоговорочной победе еще до рукопашной схватки. ѕоэтому ему удел€лось особое внимание. ¬ то же врем€ неудачный бросок ставил под угрозу дальнейший исход поединка. »менно в силу этого столь лаконично-€ркими порой бывают надписи на наконечниках копий, выступающих как своеобразный символ эпохи.
¬оин любил свое оружие, довер€л ему, называл его €рким и звучным именем, ожида€ помощи в бою, веро€тно, прежде всего, от самого оружи€, а уже во вторую очередь — от ответственного за воинский успех божества. Ќесомненна определенна€, более или менее €вно выраженна€, персонификаци€ предмета вооружени€, наделение его определенными чертами одушевленного существа, органично вписывавшеес€ в стереотипы €зыческого мышлени€ и продолжавшее пережиточно-тотемистическую традицию зооморфа в украшении шлемов. ¬ этом контексте непосредственным продолжением этой традиции одушевлени€ выступает рыцарский обычай давать имена собственные мечам, копь€м и другим предметам вооружени€. ќн, как и многие другие черты классического европейского рыцарства, уходит своими корн€ми именно в германскую традицию €зыческого периода. «ќжившие» меч или копье продолжали свой путь и в иной мир - с хоз€ином, в качестве погребального инвентар€, либо самосто€тельно, как большинство находок из болот —еверной ≈вропы. » в самом деле, при анализе надписей на оружии сразу же возникает ощущение, что копье, получив собственное им€, действительно обретало вместе с ним и свою неповторимую судьбу, котора€ была не менее славной и, пожалуй, с точки зрени€ археолога, гораздо более продолжительной, чем судьба самого его владельца. “ак, ковельское копье настолько дистанцировалось уже в нашем сознании от своего хоз€ина, что перипетии его судьбы — не только новейшей, но и раннесредневековой — воспринимаютс€ действительно как приключени€ самого копь€ и только во вторую очередь—как приключени€ неведомого готского воина.
ѕри анализе текстов рунических надписей на оружии возникает соблазн истолковать некоторые из характерных эпитетов как хейти асов, в частности самого ќдина. »звестно, что письменные источники дают нам чрезвычайно многообразную палитру хейти ќдина, насчитывающую многие дес€тки имен, к тому же наверн€ка существовали и другие. ќтвергать такую возможность нельз€.   тому же именно ќдину принадлежит один из немногочисленных эддических «именных» предметов вооружени€—копье √унгнир. ¬прочем, ни один из известных нам текстов не упоминает о рунах, нанесенных на копье, однако это, разумеетс€, ни о чем не говорит. ¬с€ истори€ с обретением ќдином тайного знани€ рун тесно зав€зана на этот тип вооружени€ — именно копьем пронзил себ€ мудрейший из асов, принес€ себ€ в жертву самому себе. ”стойчива€ ось ќдин — копье — руны, о которой напоминает обилие типических надписей на наконечниках пик и дротиков, заставл€ет более внимательно отнестись именно к этому- основному и древнейшему — виду оружи€.
ѕри этом существуют пр€мые письменные свидетельства о наличии рунических символов и надписей на мечах.  анонический вариант — речи —игрдривы, наход€щие пр€мую аналогию в надпис€х на навершии из ‘авершема и, возможно, копь€ из ’олборо:

–уны победы,
коль ты к ней стремишьс€,—
вырежи их
на меча руко€ти
и дважды пометь
именем “юра!
(–ечи —игрдривы: 6)

—трофа из Ѕеовульфа блест€ще иллюстрирует один из вариантов нанесени€ рун на оружие. ’родгар, рассматрива€ золоченую витую руко€ть меча, видит на scennum изображение битвы божества с великанами и надпись, указывающую, кем и дл€ кого был изготовлен меч:

...и си€ли на золоте
руны €сные,
возвещавшие,
дл€ кого и кем
этот змееукрашенный
меч был выкован
в те века незапам€тные
вместе с череном,
руко€тью витой...
(Ѕеовульф: 1694)

 ака€ именно часть руко€ти подразумевалось под термином scennum, неизвестно, однако данна€ надпись типологически соответствует именно переходной форме старшерунических надписей англосаксонского региона, сохран€ющих архаический вид, но уже демонстрирующих стандартизованную позднюю немагическую (профанную) формулу с упоминанием изготовител€/владельца. –ассказчик не упоминает конкретных имен при описании надписи — возможно, дл€ него было самоочевидным, что в надписи такого рода должны быть упом€нуты именно владелец оружи€ и мастер: сложивша€с€ традици€ предполагалась «по умолчанию». ѕодобный тип надписей находит полное соответствие в находке наверший из Ёш-√илтона и, возможно, из —арре. Ёш-√илтонска€ находка хронологически, типологически и «концептуально» наиболее близка к мечу из «Ѕеовульфа» и, несомненно, €вл€етс€ лишь вершиной айсберга, малодоступного нашему воспри€тию и оценке в силу фрагментарности источникового фонда эпохи «темных веков».
Ќапоследок уместно высказать еще одно предположение.  ак представл€етс€, вызревание и конституирование формализованных текстов рунических надписей на оружии в какой-то мере было св€зано со все меньшей индивидуализацией форм самого вооружени€. –осла численность дружин, возрастали производственные ресурсы общества, повышалось качество оружи€. ћеч или копье, остава€сь непреход€щей ценностью и предметом искренней прив€занности воина, тем не менее в некоторой степени утрачивали индивидуальность. Ќаконечники копий, секиры и даже мечи эпохи викингов, а тем более последующего периода, не просто стали более массовыми — определенно снизилось разнообразие их внешних форм. Ќесколько меньша€ выразительность форм позднего оружи€ — при повышении его эффективности — очевидна. –аньше каждый предмет вооружени€ действительно представл€л собой уникальное произведение оружейного искусства — вз€тый сам по себе, он значил дл€ своего обладател€, повидимому, больше, чем в более позднее врем€, и больше ценилс€. ќЌ как бы имел свое собственное лицо, совершенно неповторимое и индивидуальное. »менно в этом надо искать корни обыча€ давать оружию собственные имена. ќружие было чрезвычайной ценностью, и нанесение имени владельца на его поверхность, во вс€ком случае, в последнюю очередь могло преследовать цель обозначить именно собственнические отношени€ — каждому и так было €сно, чье именно это копье или меч.
 онунги эпохи викингов, несомненно, снабжали своих дружинников более или менее значительными парти€ми вооружени€, заказыва€ их кузнецам. Ёто был первый и весьма уверенный шаг к стандартизации оружи€, облегчающей его производство и повышающей качество, но вместе с тем всегда неуклонно ведущей к обезличиванию вещей. ѕопул€рные типы мечей длительное врем€ находились на вооружении, унифициру€сь до весьма значительной степени. ¬се большие и большие контингенты дружинников собирались под одной крышей в пиршественном зале, на одном корабле, в одном лагере и т.д. ¬се более и более частой становилась ситуаци€, в которой воины могли перепутать свое оружие. »менно в этот период нужда в знаках собственности, сугубо утилитарных метках владельца, выходит из тени и становитс€ велением времени.

—овременной моделью такого эпиграфического пам€тника €вл€етс€ выведенна€ шариковой ручкой фамили€ владельца на внутренней стороне тульи бескозырки или фуражки, каковую нетрудно обнаружить на большинстве головных уборов в любом из военных училищ или гарнизонов. Ёто достаточно «груба€» модель, однако и стандартизаци€ в наши дни доведена до своего логического предела.

ѕервые шаги допромышленной стандартизации в конце I тыс€челети€ н.э. уничтожили значительную долю индивидуальности оружи€, изр€дно «обезличив» его, что отразилось в изменении стереотипа рунических формул и степени их распространенности. ѕредлагаема€ схема, конечно же, не исчерпывает сути проблемы, но, как представл€етс€, €вл€етс€ магистральным направлением ее решени€.
 (346x358, 50Kb)

–убрики:  холодное оружие
ћетки:  
ѕонравилось: 1 пользователю



 

ƒобавить комментарий:
“екст комментари€: смайлики

ѕроверка орфографии: (найти ошибки)

ѕрикрепить картинку:

 ѕереводить URL в ссылку
 ѕодписатьс€ на комментарии
 ѕодписать картинку